Фанфики Гарри Поттера
 
ФорумФорум  КалендарьКалендарь  ЧаВоЧаВо  ПоискПоиск  ПользователиПользователи  ГруппыГруппы  РегистрацияРегистрация  ВходВход  

Поделиться | 
 

 Глупец (Fool),AU /Драма /Приключения || джен || PG-13

Перейти вниз 
АвторСообщение
MarLe
Admin
avatar

Сообщения : 269
Дата регистрации : 2010-02-08
Возраст : 33

СообщениеТема: Глупец (Fool),AU /Драма /Приключения || джен || PG-13   Ср Фев 10, 2010 5:06 pm

Глупец

Переводчик: Мильва
Рейтинг:PG-13
Пейринг: Гарри Поттер,Северус Снейп
Жанр:AU /Драма /Приключения,джен
Размер: миди
Статус: закончен
перевод.Даннаые оригинала.


Краткое содержание: Гарри, пережив тяжелую душевную травму, сбегает в мир магглов. Так как война еще не закончена, Дамблдор пытается его вернуть и посылает за ним Снейпа. Предупреждение: Смерть второстепенных персонажей, мелодрама (много соплей). Фик был написан и переведен до выхода шестой книги, так что на сегодняшний день это АУ. Поэтические переводы стихотворений Уильяма Батлера Йетса были найдены в интернете, за исключением стихотворения "He hears the cry of the sedge", которое я перевела сама.


Последний раз редактировалось: MarLe (Ср Фев 10, 2010 5:48 pm), всего редактировалось 2 раз(а)
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль http://harry-potter-fiction.mirbb.net
MarLe
Admin
avatar

Сообщения : 269
Дата регистрации : 2010-02-08
Возраст : 33

СообщениеТема: Re: Глупец (Fool),AU /Драма /Приключения || джен || PG-13   Ср Фев 10, 2010 5:07 pm

Глава 1


Гарри поднес к губам чашку с чаем, стоя у окна и глядя на ночной Сидней. Чай отдавал горечью, ночь была холодной и мрачной, а сам он чувствовал себя выжатым, как лимон. Он работал в серпентарии местного зоопарка, сегодня там устроили генеральную уборку, и работы было выше крыши. Как обычно, сослуживцы поручили ему переводить рептилий из одного террариума в другой, а среди змей попадались очень крупные экземпляры, да еще и слишком ленивые, чтобы ползти самим, так что Гарри пришлось перетаскивать их на себе.

Но он не злился на своих коллег: работа до упаду была гарантией спокойного сна без мучительных воспоминаний о Роне, Луне, Люпине и Гермионе, которые…

Нет. С этим покончено. Гарри опустил чашку и отошел от окна. Пора ложиться. Он заглянул в маленькую кухоньку, торопливо ополоснул чашку и поставил ее на поднос. Ему нравилось наводить порядок: часто казалось, что без этого он просто сошел бы с ума. И хотя Гарри больше не цеплялся за жизнь, становиться безумцем ему совершенно не хотелось. Он слишком хорошо помнил родителей Невилла, к тому же его даже некому будет навещать…

Приняв душ, он надел банный халат и уселся в свое любимое кресло, чтобы почитать перед сном, пролистал местную газету (обычная майская скукотища) и уже потянулся к книге, когда в дверь неожиданно постучали.

Рука Гарри замерла на полпути. Половина одиннадцатого – не самое подходящее время для светских визитов. А в остальном… Гарри задумался, но ничего другого ему в голову не приходило. Знакомых в городе у него не было, кроме немногих соседей и сослуживцев, так что, скорее всего, это кто-то из соседей с какой-нибудь “важной” просьбой. Но разговаривать ему не хотелось, и он не сдвинулся с места. Стук, однако, становился все настойчивее, и из-за двери донеслась чья-то приглушенная ругань. Гарри усмехнулся. Надо же быть таким нетерпеливым! Со стоном он поднялся с кресла и только собрался шагнуть к двери, как вдруг услышал тихое “Alohomora”, и дверь распахнулась сама.

В следующее мгновение он уже лежал за диваном, мысленно проклиная себя за то, что все-таки выбросил палочку, когда принял решение покинуть волшебный мир и зажить нормальной, маггловской жизнью, какой живут Дурсли; жизнью, в которой нет безумных темных лордов и не менее безумных предводителей сил света; обычной серой жизнью с чередованием сна и работы, и, может, даже когда-нибудь в будущем, возможностью жениться и нарожать детей… а Вольдеморта пусть Дамблдор убивает. Плевать он хотел на их разборки. Теперь это уже не его война.

Ему не за кого больше бороться. После виденных им смертей, Гарри чувствовал, как любовь по капле вытекает из его сердца. А только любовь – он знал это наверняка – давала ему силу, которой никогда не обладал темный монстр.

Но он утратил способность любить и поэтому сбежал, а вот теперь лежит на пузе за диваном, пытаясь собраться с мыслями.

– Поттер, – раздраженный голос разорвал тишину, и у Гарри неожиданно потемнело в глазах.

Его незваным гостем оказался старый знакомый – учитель зельеделия, бывший преподаватель, которого Гарри ненавидел ослепляющей, жгучей ненавистью.

Не говоря уже о том, что в последний раз, когда им довелось подойти друг к другу ближе чем на метр, Гарри сумел-таки отплатить надменному слизеринцу за его жестокость – это произошло на следующий день после выпуска. Гарри совершенно спокойно шагнул к темноволосому мужчине (с которым наконец-то сравнялся в росте) и с радостной ухмылкой засветил ему прямо в нос. Нос сломался с тошнотворным звуком, но Гарри это не волновало. После семи лет постоянных мучений, насмешек, издевательств и унижений он больше не мог сдерживаться. И сделал это не только из-за себя. Гарри отплатил за всех, кого он любил и над кем издевался этот мерзавец: за Рона, который не смог стать аурором из-за заваленного экзамена по зельям (если бы он стал аурором, то может быть… хватит, хватит, нечего думать о том, как все могло бы обернуться – прошлое осталось в прошлом, и ничего уже не исправишь), и за Гермиону тоже, которая была лучше всех в классе, а получала за это лишь презрительные и едкие замечания вместо поддержки и одобрения, в которых так нуждалась… к тому же Снейп плохо отзывался о ней даже после… нет. Это еще одна запретная тема.

С тех пор Дамблдор старался не оставлять их вместе без присмотра, даже во время собраний Ордена они сидели в противоположных углах комнаты, как можно дальше друг от друга. И вообще, в последний раз Гарри видел своего бывшего директора и членов Ордена почти год назад.

– Поттер, выходи! Я знаю, что ты здесь! – рявкнул Снейп, и Гарри сдался. Когда он поднялся из-за дивана, оказалось, что его бывший преподаватель стоит посреди комнаты с палочкой в руке: те же волосы, то же выражение лица, что и прежде, только одежда другая. Одежда оказалась маггловской: джинсы, футболка и плотная трикотажная рубашка навыпуск.

– А я не знал, что у чистокровных волшебников принято вламываться в чужие дома без разрешения. – Гарри усмехнулся и плотнее запахнул халат. – И поскольку я не горю желанием видеть тебя в своем доме, можешь проваливать на все четыре стороны. Будь любезен, поскорее… – Он махнул рукой в сторону двери.

Снейп ухмыльнулся, поднял палочку и с садистским блеском в глазах направил ее на Гарри.

– Ну уж нет.

Гарри и бровью не повел, только сложил руки на груди и окинул своего врага презрительным взглядом.

– Если не хочешь, чтобы я позвонил в полицию, Снейп, лучше уйди.

Снейп выгнул бровь.

– В полицию, Поттер? А как насчет палочки? – Он шагнул вперед.

– У меня нет палочки, и ты наверняка это знаешь. Я оставил ее в Англии, когда распрощался с Дамблдором. А теперь уходи.

– Нет. – Снейп задумчиво постучал палочкой по подбородку. – Это прекрасная возможность отдать… долги.

– Долги, – выплюнул Гарри и отвернулся. – Это ты мне все еще должен, мерзавец, а не я тебе.

В следующее мгновение, сраженный заклинанием ватных ног, он упал на пол, опрокинув при этом торшер.

– На этот раз ты никуда не денешься. Дамблдор тебя не защитит.

Гарри перекатился на спину.

– Убей меня, Снейп. Это будет самый великодушный поступок за всю твою жалкую жизнь.

– Выделываешься, Поттер? – Снейп нахмурился, хотя Гарри был уверен, что его бывший учитель намеревался ухмыльнуться. – “Великодушие” – какое громкое слово! Нет, я не буду тебя убивать, Дамблдору ты зачем-то нужен живым, но развлечься…

Снейп не успел уточнить, что именно он подразумевает под развлечением, впрочем, Гарри это не волновало. Он пожал плечами, даже не пытаясь встать с пола.

– Тогда развлекайся. А когда закончишь, вали отсюда, передай привет Дамблдору и скажи ему, чтобы продолжал свою войну без меня.

По-видимому, развлекаться с несопротивляющимся противником Снейпу было неинтересно, и он опустил палочку.

– Что бы ты тут ни наговорил, Поттер, я все равно отвезу тебя обратно. Директор дал четкий приказ. Он хочет, чтобы ты вернулся.

– А я не хочу возвращаться. Давай, Снейп, прокляни меня и выметайся из моего дома. Можешь даже убить, если хочешь. Тогда у Дамблдора появится возможность найти себе другого героя.

– Как ты смеешь так говорить о нем? – сердито прошипел Снейп, склонившись над ним.

– Давай, Сопливус. Убей меня, не бойся. Наконец-то ты отомстишь за то, что делал с тобой мой отец четверть века назад… – Сильная пощечина заставила Гарри умолкнуть.

– Не смей меня так называть!

Гарри слизнул кровь с губ и усмехнулся.

– Давай, Сопливус. Ты способен на большее. Не бойся, я не стану жаловаться Дамблдору. – Еще один удар. – Надеюсь, ты вымыл свои грязные руки, Сопливчик. Не хотелось бы подцепить заразу…

В следующее мгновение Снейп схватил Гарри за отвороты халата и швырнул его в кресло.

– Finite Incantatem, – сказал он, прекратив действие заклинания Impedimenta. – Иди, одевайся. Мы уходим. Быстро.

Гарри медленно и с удовольствием потянулся.

– Нет, Снейп. Я же сказал. Я никуда не пойду. Пока. Выход вон там. – Он указал на дверь. – Надеюсь, теперь ты доволен. Спокойной ночи.

Через долю секунды рука Снейпа сжала его горло, а его лицо оказалось в непосредственной близости от лица Гарри.

– Нет, мистер Поттер. Ты пойдешь со мной, – со злостью прошипел зельевар.

– Лучше убей меня, Снейп, – с трудом выдавил Гарри. – Но я туда не вернусь. Если Вольдеморту что-то от меня нужно, пусть приезжает сюда, а если ему в лом приезжать, то я и без него найду, чем заняться. – Резко дернувшись, он отбросил руку Снейпа и потер покрытую синяками шею. – Мне плевать на все эти так называемые пророчества обо мне, моей жизни, моих родственниках, собаках, кошках, цветах и так далее… Я останусь здесь и буду наслаждаться жизнью, которую выбрал для себя сам, безо всех этих великих вождей и чокнутых старых маньяков…

– Темный Лорд убил… – начал Снейп.

– Я ЗНАЮ! – крикнул Гарри в ответ, а затем ледяным тоном добавил: – Спасибо, но я не нуждаюсь в напоминаниях. И моя смерть их не вернет.

– Но… – Снейп хотел возразить, но Гарри ему не позволил.

– Ты видел, что случилось на шестом курсе, когда я хотел отомстить за Сириуса! Я чуть было не перешел на сторону тьмы! Но к концу года я и без помощи Дамблдора понял, что не должен мстить, если не хочу стать таким же, как Том Риддл! – Гарри вскочил с кресла, и теперь уже он нависал над Снейпом. – Или таким же, как ты, Снейп! А теперь уходи или я сломаю твой кривой шнобель во второй раз!

Эта вспышка заметно удивила Снейпа, но он очень быстро взял себя в руки, и его лицо снова стало непроницаемым, только в глазах сверкала знакомая ненависть.

– Строишь из себя трагического героя, Поттер?

Но Гарри уже не был вспыльчивым подростком, как пять лет назад. Он был двадцатидвухлетним взрослым мужчиной, ветераном войны с немалым жизненным опытом. В его ухмылке не было ни злости, ни даже раздражения.

– Не знаю, что именно в моих словах тебе непонятно, Снейп. У меня ничего не осталось. Я уже не способен любить. И я не хочу становиться убийцей. Я всего лишь хочу жить своей собственной жизнью. Так что можешь идти.

Впервые за вечер Снейп понятия не имел, что делать дальше.

– Ты же знаешь, Поттер, в пророчестве ясно сказано, что убить его должен именно ты, – прошипел он сквозь зубы. Гарри с горечью рассмеялся:

– Ты хочешь сказать – “Золотой мальчик”?

– Не передергивай, Поттер!

– Иди на хрен, Снейп!

– Твое решение приведет к гибели волшебного мира!

– В таком случае я пошлю вам деньги на похороны. Почему меня это должно волновать? Ничего хорошего я от вашего мира не видел! Спасай его, если хочешь, но с меня хватит! Я умываю руки, и это мое окончательное решение. Даже если ты вернешь меня в Англию силой, это ничего не изменит. Я не собираюсь сражаться. Я не собираюсь умирать за всех вас. Найдите себе другого дурака, его и распинайте! А я обычный человек. – С этими словами Гарри развернулся и направился в спальню. Уже подойдя к кровати, он крикнул, – Не забудь захлопнуть за собой дверь!

Снейп, похоже, был не в том настроении, чтобы соглашаться, потому что в следующую секунду кровать Гарри просто-напросто испарилась вместе со всеми постельными принадлежностями. После недолгого раздумья Гарри со вздохом улегся на пол. Не сможет ведь Снейп и пол убрать!

Нет, не смог, зато пол неожиданно стал ледяным, и Гарри, чтобы не примерзнуть, срочно пришлось встать.

– Ну хорошо, ты выиграл, – со злостью буркнул он. – Можешь остаться здесь на ночь, а утром снова начнешь меня мучить, только верни кровать. Я даже выдам тебе чистое постельное белье и разрешу лечь на диване, пользоваться моей ванной и пить мой чай, только дай мне сейчас отдохнуть.

– Я не собираюсь ложиться, Поттер.

– Дело твое, Снейп. Но это все, что я могу тебе предложить. Не нравится – убирайся!

Гарри подошел к шкафу, вытащил стопку белья и полотенце и сунул Снейпу в руки.

– Держи. Можешь взять какую-нибудь книжку почитать, если будет скучно. – Резким движением он выхватил палочку из руки Снейпа и вытолкнул бывшего учителя за дверь. Затем наложил на дверь запирающие и заглушающие чары, вернул кровать и наконец-то улегся.

Завтра. Он разберется со Снейпом завтра. А сейчас, все что ему нужно – это как следует выспаться.

* * *

Северус долго не мог опомниться, после того как Поттер выставил его из своей спальни.

Вся эта ситуация совершенно сбивала с толку. Что-то было не так. Поттер совершенно на себя не похож. Нет, лучше он не стал, просто казался другим человеком. Мальчишка даже не попытался напасть на него, ударить или проклясть, после того, как отнял палочку – просто закрыл дверь и улегся спать.

А без палочки Северус чувствовал себя как без рук. В итоге он вздохнул и решил оставить все как есть. Переночует у Поттера в его отвратительной маггловской квартире, а на следующее утро доставит паршивца в Хогвартс. У Поттера куда больше шансов победить Темного Лорда, чем у него, тем более что сам Снейп уже не мог свободно перемещаться по родной стране с прошлого июля, когда Вольдеморт ни с того ни с сего засомневался в его преданности. Северус чудом пережил тот день, и в конце концов ему пришлось воспользоваться аварийным портключом Дамблдора, подтвердив тем самым подозрения своего прежнего хозяина. С тех пор бывшие “коллеги” дышали ему в затылок, надеясь схватить предателя и принести разъяренному Темному Лорду его голову на серебряном блюде.

Собственно поэтому Дамблдор и предложил ему разыскать исчезнувшего Поттера. Они знали, что мальчишка сбежал в Америку, но затем его след потерялся, и Северусу понадобилось почти десять месяцев, чтобы убедиться наверняка, что Поттера там нет.

А здесь, в Австралии, он отыскал его всего за месяц. Чем не повод для гордости?

С другой стороны, Поттер найден, но зато сам он стоит тут дурак дураком, без палочки, в поттеровской гостиной и собирается провести ночь на его диване.

Убить мало этого паршивца. Вся эта речь о неспособности любить и валяние дурака – как же это по-поттеровски!

И все же… чего-то не хватало. Все-таки Поттер вел себя необычно.

Чушь! Почему это должно его волновать? Завтра он передаст парня с рук на руки Дамблдору и покончит с этим. Пускай директор сам разбирается с душевными страданиями своей любимой пешки.

Придя к такому выводу, Северус решил воспользоваться любезным предложением хозяина и что-нибудь почитать. На полках стояли только маггловские книги, но многие из них были Северусу знакомы: библиотека оказалась тщательно подобранной, и это удивляло даже сильнее, чем странное поведение мальчишки. Кто бы мог подумать, что у Поттера есть вкус?

Здесь даже нашелся томик Йетса! Северус уже и не помнил, когда в последний раз читал его стихи… ирландец был любимым поэтом Хизер. Сняв книгу с полки, он подошел к дивану и устроился поудобнее. Книга раскрылась словно по собственной воле, и взгляд Северуса упал на первые строки: “When you are old and grey and full of sleep…” (“Когда ты станешь старой и седой…”) – он знал это стихотворение. Оно было глубоким, полным смысла и очаровательным. Как Хизер. Зато Поттеру это не светит. Впрочем, судя по состоянию книги, ее владельцу оно тоже нравилось, и он перечитывал это стихотворение много раз, пока страницы не сморщились, словно лицо старика. Северус присмотрелся к бумаге. Похоже, на книгу пролили воду… хотя нет, скорее на нее что-то капало.

Ох!

Северус, чувствуя себя так, словно сунул нос в чужую личную жизнь, перевернул страницу. Сложенный листок бумаги выпорхнул из книги и спланировал на пол. Снейп положил книгу на колени и наклонился за листком. Когда он поднял его, у него вдруг перехватило дыхание. Это было свидетельство о смерти, выданное Министерством Магии. Как оказался этот документ здесь, именно в этой книге? Борясь с желанием выбить дверь спальни и потребовать от мальчишки объяснений, Северус дрожащими руками развернул свидетельство о смерти.

Он захлебнулся воздухом, и незнакомое, давящее ощущение возникло в уголках его глаз и у переносицы. Нет, этого не может быть!

То, что он увидел, подтвердило его худшие опасения.

Снейп почувствовал, как земля уходит у него из-под ног.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль http://harry-potter-fiction.mirbb.net
MarLe
Admin
avatar

Сообщения : 269
Дата регистрации : 2010-02-08
Возраст : 33

СообщениеТема: Re: Глупец (Fool),AU /Драма /Приключения || джен || PG-13   Ср Фев 10, 2010 5:09 pm

Глава 2


– Снейп! СНЕЙП! Просыпайся!

Подавив зевок, Северус открыл глаза и взглянул на парня, который упорно пытался его растормошить. Естественно, это был Поттер – ну конечно, они же в квартире этого паршивца где-то в Австралии, а несколько часов назад Поттер разоружил его с помощью маггловской хитрости и…

– Поттер, – прорычал он, проснувшись окончательно. – Верни мне мою палочку!

К его удивлению, в следующую секунду палочка оказалась у него в руке, а Поттер торопливо начал одеваться.

– Нам нужно исчезнуть. Немедленно. Как хорошо, что ты спал в одежде.

Северус открыл было рот, чтобы выругать наглеца, но неожиданно до него дошло, что Поттер прав. Он действительно уснул в своем маггловском наряде, только ботинки снял, когда прилег на этот кошмарный диван. Книга все еще лежала у него на груди. Затем Северус бросил взгляд на напольные часы и раздраженно воскликнул:

– Два часа ночи! Что ты себе позволяешь?

Поттер сердито взглянул на него.

– Не ори. Надо сваливать отсюда и побыстрее - они будут здесь с минуты на минуту.

– Они?

– Пожиратели смерти. Я использовал магию. Вольдеморт это почувствовал. Они примчатся сюда, как только получат разрешение на аппарацию. А это значит, что они могут появиться здесь в любой момент.

Австралия была окружена антиаппарационным барьером, потому что волшебники со всего мира испокон веку бежали сюда, спасаясь от любой опасности, и, в конце концов, местное Министерство решило остановить поток иммигрантов и создало барьер, вытягивающий энергию из всего австралийского магического сообщества. “Только поэтому мы еще живы, – подумал Северус. – Если бы Темный Лорд и его приспешники могли свободно аппарировать в Австралию, мы бы уже были покойниками. К счастью, у Поттера очень своевременно зашевелилась совесть… или какое-то другое чувство… и разбудило его”.

– Ясно, – ответил он и бросил книгу на тумбочку. Поттер торопливо схватил ее и попятился, сжимая ее в руках. Его лицо так исказилось от боли и печали, что Северус чуть было его не пожалел. Значит, это мальчишка залил книгу слезами. Но задумываться об этом было некогда. Он начал обуваться.

– Это… – начал Северус, надев ботинки, но договорить не успел.

– Expelliarmus! – прозвучал чей-то вопль, и палочка вылетела из его ладони. В следующее мгновение комната погрузилась во тьму, и Северус почувствовал, как Поттер швырнул торшер в ту сторону, откуда донесся возглас, а затем схватил его за руку и потащил в спальню. Решив довериться его инстинктам, Северус в полной темноте последовал за мальчишкой.

Кто-то выругался, налетев на лампу, и Снейп понял, что они выгадали пару секунд. Он усмехнулся. Не зря Дамблдор так стремится заполучить Поттера. Даже без палочки он способен на многое… вспомнить хотя бы вчерашний вечер.

Хлоп!

Шмяк!

Определенно, это был звук двух столкнувшихся тел, и у Северуса перехватило дыхание. Пара пожирателей против них двоих, оставшихся без палочки… Влипли, блин. Снейп услышал громкую ругань Поттера, и тьма рассеялась: первый из нападавших наконец-то вспомнил про Lumos. Северус нырнул за ближайшее кресло, а Поттер тем временем схватил мужчину, с которым столкнулся, и загородился им от брошенного заклинания. Прием был выполнен вполне профессионально, и смертельное проклятие угодило не в Поттера, а в живой щит. Свет погас снова, так как никто не в состоянии использовать два вида магии одновременно. Поттер бросил труп на пол и снова схватил Северуса за руку, не произнеся ни слова. Мальчишка даже не пытался подобрать палочку мертвеца: очередное проклятие пронеслось над его головой, а палочка явно не стоила того, чтобы рисковать из-за нее жизнью. Так что Снейпу, вопреки всем его привычкам, пришлось подчиниться. Через секунду они уже заперлись в какой-то крохотной комнатушке, Поттер открыл окно и подтолкнул к нему своего невольного спутника.

– Нам нужна палочка, – буркнул Северус и с яростью взглянул на мальчишку. В комнате было слишком темно, и взгляд не подействовал. Поттер только фыркнул в ответ.

– Возвращайся за ней, если хочешь, – прошипел он сквозь зубы. – Но лучше быть живым и без палочки, чем мертвым с палочкой.

Северус бросил на Поттера очередной злобный (но увы, не достигший цели) взгляд, однако молодой человек только пожал плечами и полез в окно. Ничего не оставалось, кроме как со вздохом последовать за ним. Переползая с одного карниза на другой, Снейп шепотом честил Дамблдора, Орден Феникса и всех, кто поддерживал этого старого маразматика в его стремлении отыскать Поттера.

Сзади донесся скрип двери, но Поттер был уже у окна соседской квартиры. К счастью, оно оказалось не запертым, так что вскоре они благополучно стояли посреди маленькой комнаты. Все так же молча, Поттер открыл дверь и повел Снейпа через точную копию своей квартиры. Им удалось выбраться на лестничную клетку, не разбудив жильцов. И только прикрытая, но не запертая входная дверь свидетельствовала о том, что они были здесь.

Выйдя из подъезда, Поттер помчался куда-то чуть ли не бегом. Сначала Северус хотел остановить его, но затем, мысленно обматерив Дамблдора за его дурацкую идею, припустил следом. “Словно собачка, – с иронией думал он. – Гребаная собачка Гарри Поттера”.

Громкий звук взрыва донесся из-за спины, и Темная Метка взмыла в воздух над домом Поттера отвратительным напоминанием о боли и преступлениях. Молодой человек, бледнея на глазах, почти минуту смотрел на череп со змеей, а затем резко развернулся и продолжил свой безумный бег от прошлой жизни.

– Нам нужно поехать в Перт, – это первое, что сказал Поттер, когда они с Северусом оказались на приличном расстоянии от дома и теперь брели по темной, узкой улице. – Там живет единственный знакомый мне здесь волшебник.

Северус опешил.

– Перт? Это же на другом конце этого проклятого континента!

Поттер устало потер глаза и вздохнул.

– Для тебя это единственная возможность обзавестись палочкой и аппарировать в Британию или вернуться через каминную сеть. Конечно, ты можешь и на самолете полететь, но, по-моему, опасно пускаться в такое долгое путешествие без палочки, особенно после того, что случилось в моей квартире…

Северус на мгновение утратил дар речи.

– А как же ты? – сердито буркнул он.

– Не твое дело, Снейп. Можешь вернуться домой и доложить Дамблдору, что его приказ выполнен: ты снова втянул меня в эту бессмысленную войну.

– Я? Это же ты украл у меня палочку!

– А ты меня чуть не задушил и отказывался уходить!

Они уставились друг на друга с ненавистью в глазах, но в конце концов, Поттер устало махнул рукой.

– Ну ладно, вали вину на меня, если тебе так легче. Но теперь нам нужно как можно быстрее добраться до аэропорта, и это кратчайший путь.

– Думаю, до ближайшего рейса еще далеко. Сейчас половина третьего, – возразил Северус, и Поттер кивнул.

– Ты прав. Надо найти какое-нибудь местечко, чтобы перекантоваться до утра.

– А как насчет паба? – поинтересовался Северус.

– Паб? В такое время?

Северус усмехнулся.

– Открытый паб можно найти в любое время, надо только места знать.

Поттер потер глаза и кивнул.

– Ну хорошо. Тогда веди, потому что я тут не знаю ни одного паба.

* * *

Гарри очень удивился, когда Снейп действительно нашел открытый паб, но еще сильнее обрадовался, что им не придется торчать на улице остаток ночи. Он ужасно устал: вся жизнь, вся его жизнь оказалась в руинах… в который раз… Неожиданно Гарри с благодарностью вспомнил о порыве, заставившем его сунуть в карман томик Йетса, и теперь, под влиянием какого-то необъяснимого чувства, достал книгу и начал задумчиво поглаживать обложку.

В какой-то миг он чуть не задохнулся от наплыва чувств. Надо было бросить книгу там, вместе со всем остальным, что у него было какой-то час назад. Наверное, так было бы лучше. Оставить прежнюю жизнь в прошлом и начать все сначала, избавившись от болезненных напоминаний. Но сейчас, когда томик Йетса лежал у него в руках, он не мог не сжимать его до боли в пальцах.

Его не волновало, что подумает о нем Снейп. Плевать он хотел на Снейпа. Конечно, этот подонок не виноват, что его обнаружили: самому надо быть осторожнее. К счастью, бывший учитель больше не пытался выяснять отношения, они сидели в почти уютном молчании, словно друзья: Снейп пил пиво, а Гарри попросил чаю. Именно Снейп принес ему чай и, после нескольких минут тишины, тихо заговорил:

– Вряд ли мы сможем вылететь, Поттер. Я услышал по радио, что полиция нашла в твоей квартире труп пожирателя смерти, и тебя объявили в розыск.

Тихие слова Снейпа вызвали еще одну волну боли. Его жизнь определенно покатилась под откос.

– О, нет, – простонал Гарри и рассеянно провел пальцем по обложке. – В каком же я дерьме. Совсем как тогда, в Британии. Разве не странно? – неожиданно спросил он, взглянув на Снейпа. – Как только я встречаюсь с тобой, сразу же что-то случается. Может, это не я притягиваю неприятности, а ты?

– Поттер, – проворчал Снейп, но Гарри это не напугало.

– Есть мысли, Снейп? – нахально поинтересовался он.

– О чем, Поттер?

– Что нам теперь делать? В любом случае мы должны попасть в Перт. Без палочки я беззащитен, а тебе нужно вернуться домой.

– Можно кого-нибудь найти и здесь.

– Попробуй. – Гарри пожал плечами. – Но я предупреждаю: Сидней слишком большой город для таких авантюр. С таким же успехом вместо местного волшебника ты можешь нарваться на кого-нибудь из твоих старых, добрых коллег…

– Поттер! – Снейп вскинул голову и оскалился, показав все свои зубы.

Гарри злобно ухмыльнулся и пожал плечами.

– Что? Отрицаешь очевидное, Снейп?

В следующее мгновение Снейп перегнулся через стол, схватил Гарри за воротник и прошипел прямо ему в лицо:

– Ты, мелкий засранец, придержи свой поганый язык! Из-за твоей глупости чуть не погиб человек, а точнее, я, но я не стал бы говорить тебе об этом, если бы ты не доказывал всем своим поведением, – он встряхнул Гарри, – что тебе плевать на людей, которые погибают, пока ты отсиживаешься в безопасности.

И тут кулак Гарри врезался в лицо Снейпа (опять!), и зельевар отшатнулся, зажимая руками расквашенный нос. Гарри, повторив предыдущий жест Снейпа, притянул его к себе за воротник.

– Чья бы корова мычала, Снейп. Это ты был пожирателем смерти, а не я, это ты убивал и пытал людей, так как ты смеешь обвинять меня в смерти моих товарищей!? – Неожиданно он отпустил своего врага, и тот снова упал в кресло.

Снейп поднял голову, в его глазах горела лютая ненависть.

– Я никого не убивал, Поттер. Никого, – прошептал он и поднес к лицу носовой платок. Гарри резко рассмеялся в ответ.

– Нет? – насмешливо переспросил он. – Вот это анекдот!

Глаза Снейпа вспыхнули еще ярче.

– Нет. И никто, повторяю, никто не умер по моей вине. Как раз наоборот, отвратительный, жалкий сопляк. Я столько человек спас за свою жизнь, что ты и представить себе не можешь!

– Какая трогательная сказочка, Сопливус. Не думаешь же ты, что я поверю твоим россказням. Я многое о тебе знаю. Я знаю о том, как Вольдеморт проводит обряд посвящения… Очень кровавая церемония…

Снейп, к удивлению Гарри, не стал спорить, а только плечами пожал.

– Не хочешь, не верь. Но твой лучший друг погиб из-за тебя.

Это был удар ниже пояса. Гари побледнел, как полотно.

– Ты же ничего не знаешь о… об этом…

– Потрясающее красноречие, Поттер. – Снейп ухмыльнулся, но текущая из носа кровь слегка подпортила впечатление.

Гарри отчаянно пытался взять себя в руки. Он зашел слишком далеко и сознавал это. Зря он сорвался из-за язвительных слов Снейпа… и вообще, нечего было затевать весь этот спор. Но он не мог сдержаться – то, что Дамблдор покровительствует этому мерзавцу, до сих пор возмущало его и казалось ужасной несправедливостью.

С неожиданной решимостью Гарри поставил чашку на стол и встал. Он не мог больше оставаться со Снейпом под одной крышей. Ему нужно было уйти, оказаться как можно дальше от самого ненавистного из своих врагов. Не добавив ни слова, он выбежал из паба. Уже на улице Гарри пошатнулся и чуть не упал, но не поддался слабости и продолжил свой путь с бешено бьющимся сердцем; обидные слова жгли его изнутри. “…Тебе плевать на людей, которые погибают, пока ты отсиживаешься в безопасности…” Это так несправедливо, вся его жизнь несправедлива, а этот человек, не задумываясь, ткнул его носом во всю эту грязь. Его друзья… Как же больно.

– Гермиона, – тихо позвал он и почувствовал, как горячие слезы текут по его щекам. – Гермиона, Рон… любимая… любимая… – Он беззвучно плакал. Эти ясные глаза, эти улыбающиеся губы, ласковые и нежные руки… их мечты о тихом и уютном загородном доме с детьми и собаками… И вдруг все это у него отняли, глаза его любимой стали такими же пустыми, как глаза всех жертв убийственного проклятия… в один день разрушились все его мечты и вся его жизнь, и прошлого никогда уже не вернуть.

Нет ни детей, ни собак, ни загородного дома, ни покоя и, самое главное, его любимой тоже нет.

Снейп бросил ему в лицо эти ужасные слова. А ведь он, Гарри, сделал все, чтобы защитить своих близких. Это не его вина, что все они погибли.

Гарри не замечал, что происходит вокруг, и его это не волновало: на самом деле он хотел, чтобы Вольдеморт явился сюда и положил конец этой жалкой пародии на жизнь простым и быстрым убийственным проклятием, и тогда Гарри сможет присоединиться к любимым людям в своем последнем приключении… если Дамблдор не солгал. Гарри не знал, можно ли доверять старому хитрецу в таком важном вопросе, ведь Дамблдор столько раз предавал его, что и не сосчитать.

Болезненный толчок отвлек его от раздумий. Сильная рука сдавила его плечо и заставила обернуться. Гарри услышал тихий вздох, прежде чем увидел своего обидчика (впрочем, он прекрасно знал, кто это).

– Поттер, вернись в паб. – Это был приказ, но Гарри больше не считал себя учеником этого мерзавца… да и в школе он частенько пренебрегал его распоряжениями.

– Оставь меня в покое, Снейп. Занимайся своими делами. Вольдеморт уже здесь или будет здесь с минуты на минуту, и я его встречу. Возвращаться мне не обязательно. Так что уходи.

– Не строй из себя примадонну, Поттер. Тебе это не идет.

– Отпусти меня, подонок. – Гарри попятился.

– Нет, Поттер.

– Почему? Думаешь, сможешь заставить меня делать то, что хочется тебе?

Судя по всему, Гарри попал в точку. Снейп отпустил его плечо. Гарри кивнул и отвернулся.

– Тогда пока. Я был совершенно не рад тебя видеть.

Снейп неуверенно шагнул к нему.

– Поттер, подожди.

– Нет.

– Поттер!

– НЕТ! – Гарри прибавил ходу, но тихие шаги за спиной не умолкали. Он зарычал от досады. Когда же Снейп от него отстанет?

– Ты стихи в пабе забыл.

Проклятье. Гарри скрипнул зубами, но не обернулся.

“Мне они не нужны. Больше не нужны. Они принадлежат прошлому. Они не смогут вернуть ее”.

Он почти бежал. Но шаги Снейпа звучали слишком близко.

“Почему этот гад не оставит меня в покое?”

– Поттер, пожалуйста, остановись. – Голос казался хриплым и сдавленным. Гарри понял по звуку, что Снейп еле дышит из-за разбитого носа. Неожиданно нахлынуло такое сильное чувство вины, что Гарри еле удержался на ногах. Он покачал головой и обернулся.

Ну и зрелище. Запекшаяся кровь покрывала всю нижнюю часть лица Снейпа, и он был похож на вампира после кормежки. Но Гарри это почему-то не радовало.

В чем-то этот человек прав. Снейп действительно чуть не погиб из-за его, Гарриной, забывчивости, но даже не упомянул об этом, пока Гарри не начал насмехаться над его прошлым. Опустив голову, он исподлобья взглянул в глаза зельевару.

– Поттер, слушай… – Снейп не успел закончить, потому что Гарри его перебил.

– Снейп, прости. Это было очень грубо с моей стороны. – Он взмахнул рукой, указывая на его нос. Снейп невольно отшатнулся.

– Наверное, я зря так сказал о мистере Уизли, – неуверенно произнес он.

Они смотрели друг на друга несколько долгих мгновений. Затем Гарри кивнул и сделал знак Снейпу, чтобы тот следовал за ним. Вскоре они уже стояли у круглосуточно работающего магазина. Гарри вошел внутрь, но почти сразу вернулся.

– Давай уйдем с открытого места, – буркнул он. Свернув в темный переулок, Гарри вытащил из пакета бутылку воды и пачку носовых платков. – Я смою с тебя кровь. Ты выглядишь не шибко презентабельно.

Снейп что-то проворчал в ответ, но смыть с себя кровь позволил.

– Зря я тебя ударил, – сказал Гарри, когда закончил.

Снейп не ответил, даже не кивнул, просто протянул ему сборник стихов.

– Это твое, – тихо сказал он. Гарри взял сборник так бережно, словно это была не книга, а нечто хрупкое и очень дорогое.

– Спасибо, – буркнул он.

– Тебе тоже надо умыться, – тихо заметил Снейп. Видя, что парень ничего делать не собирается, он взял мокрый носовой платок и сам вытер его лицо.

Гарри так смутился, что растерялся окончательно – просто стоял столбом, пока Снейп не заговорил снова.

– Значит, нам придется ехать в Перт, – сказал он таким невозмутимым голосом, что Гарри неожиданно ощутил прилив благодарности.

– Можно взять напрокат машину, – неуверенно предложил он. – Но вряд ли это получится с моими документами… да, и надо что-то сделать с моей… э… внешностью.

– Дамблдор снабдил меня фальшивыми документами. – Снейп достал конверт с двумя удостоверениями личности. – Как раз для такого случая. Все, что от тебя требуется, это надеть эти контактные линзы и… слегка отрастить волосы. У тебя сразу все лицо изменится.

– Ты уверен, что это поможет? – Гарри взглянул на него с тревогой.

– Почему нет? – Снейп нахмурил брови. – Лучшего решения я не вижу.

– Я не доверяю Дамблдору, – с горечью произнес Гарри. Снейп не ответил, только взглянул на него в ожидании. Наконец Гарри процедил: – Если хочешь знать, это он убил Рона. Он, а вовсе не моя неосторожность.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль http://harry-potter-fiction.mirbb.net
MarLe
Admin
avatar

Сообщения : 269
Дата регистрации : 2010-02-08
Возраст : 33

СообщениеТема: Re: Глупец (Fool),AU /Драма /Приключения || джен || PG-13   Ср Фев 10, 2010 5:10 pm

Глава 3


Северус даже не пытался скрыть удивления.

– Поттер, послушай, что бы я ни наговорил, я не виню тебя, и семья Уизли тоже, так что не надо обвинять ни себя, ни кого-то другого…

Поттер решительно вскинул голову: этот жест вечно выводил Северуса из себя. Он чувствовал, как в его душе растет раздражение, и тщетно пытался его подавить.

– Ты ничего не знаешь о той ночи, Снейп, – ответил мальчишка, но неожиданно сменил тему. – Так что ты там говорил о контактных линзах и волосах?

Сначала Северус хотел продолжить прерванный разговор – все-таки Поттер не должен так отзываться о директоре, но сразу же передумал (в основном, потому что старика здесь не было) и решил, что Поттер правильно сделал, свернув на более мирную почву. Сейчас не время ссориться и спорить, а эта проклятая тема так и норовила привести к очередной драке. Так что Северус протянул ему вынутый из кармана конвертик и привычно ухмыльнулся: идея Альбуса казалась ему глупой шуткой. Он на мгновение стиснул зубы, чтобы подавить отвращение.

– Альбус дал мне это на тот случай, если нам придется путешествовать маггловским транспортом, особенно самолетом, где нам понадобятся документы; он считает, что пользоваться нашими настоящими именами может быть опасно, хотя ты и жил здесь под вымышленной фамилией.

– Ага, Джеймс Пултер, – рассеянно буркнул Поттер. – Я не хотел, чтобы меня нашли.

Северус пожал плечами, пропустив его замечание мимо ушей.

– А теперь это оказалось очень даже кстати, раз уж полиция тебя ищет, и у них наверняка есть твое фото. Хорошо еще, что тебя до сих пор никто не узнал.

– Так ведь по радио объявляли, – пробурчал Поттер себе под нос, но Северус снова не обратил внимания на его идиотский скулеж. Как в старые, добрые времена Поттер начал действовать ему на нервы, и удар по носу тут совершенно не при чем! Дело было в самом этом человеке – избалованном, безответственном, хнычущем, слабовольном… а ему еще приходится нянчиться с этим мальчишкой… Северусу была противна сама эта ситуация, а Поттер вызывал в нем жгучую ненависть. Но он заставил себя продолжить.

– Не думаю, что ты обрадуешься, увидев эти документы…

– Можно подумать, я прямо горю желанием увидеть ТО, что передал Дамблдор, – проворчал Поттер, но Северус продолжал притворяться глухим к его болтовне. Он достал из конверта два удостоверения личности и дал одно из них Поттеру. Этот идиот тупо уставился на документ, а затем на Северуса.

– Мы будем путешествовать под именами Габриэля и Стивена Паддоков, отца и сына, поэтому Альбус передал тебе эти контактные линзы, а волосы до плеч, как у меня, ты можешь отрастить и без палочки…

– Чего? – У Поттера был совершенно дурацкий вид, и Северус усмехнулся.

– Что именно тебе непонятно? – Северус выгнул бровь.

– Притормози. Кажется, я что-то не уловил в твоих словах.

Северус снова показал зубы.

– Мы будем притворяться отцом и…

– Это до меня дошло, Снейп. Я весь этот замысел в целом понять не могу. Я же не похож на тебя.

– Поэтому ты должен надеть линзы и отрастить волосы.

– Отрастить волосы. – Поттер саркастически хмыкнул. – Продолжай, Снейп!

Неожиданно Северус склонился к нему и прошипел прямо ему в лицо:

– Память отшибло, Поттер? Волшебник ты или нет?

Поттер попятился и страшно побледнел. Северус с улыбкой скрестил руки на груди. Он даже в самых безумных мечтах представить себе не мог, что способен вызвать у Поттера такой шок!

Но неожиданно он понял, что юноша выглядит не потрясенным, а скорее сломленным.

– Да, строго говоря, я волшебник. Но я не хочу действовать как один из вас. Я вышел из игры, Снейп.

– Золотой мальчик просто спрятался. – Северус скривил губы от отвращения.

Плечи Поттера ссутулились еще сильнее.

– Рон погиб. Все погибли, кого я любил, – пробормотал он, и его лицо во тьме казалось светлым пятном. – Я уже не принадлежу вашему миру.

– Твои обязательства…

– Иди на хрен, Снейп! Мне на это насрать! У меня больше нет никаких обязательств перед волшебным миром! Вы все у меня украли, все, что было мне дорого, так что нечего говорить мне о моих обязательствах! – Под конец голос Поттера стал таким высоким и пронзительным, что резал уши.

– У тебя истерика, Поттер? – с иронией поинтересовался Северус.

Похоже орать Поттеру надоело, и он снова повернулся, чтобы уйти. Северус решительно схватил его за плечо.

– О, нет, мистер Поттер. Так мы больше не играем. Тебе придется замаскироваться, и мы исчезнем отсюда как можно быстрее. Тебя ищет маггловская полиция. Пожиратели смерти разыскивают нас обоих. Ты сказал, что нам нужно добраться до Перта, чтобы встретиться с твоим знакомым. Я согласен поехать с тобой. Сейчас не время устраивать сцены! Прекрати эту глупость НЕМЕДЛЕННО!

В первое мгновение Северус решил, что Поттер снова его ударит – такая ярость вспыхнула в его глазах. Но, почти сразу же, она сменилась тупой покорностью, и парень провел рукой по взлохмаченным волосам.

– Хорошо, Снейп, – выдохнул он. – Хорошо.

* * *

Гарри ни за что не поверил бы в это, если бы не увидел собственными глазами. Снейп сел за руль. Опыта у него было мало – это бросалось в глаза, но водить он умел, и это озадачило Гарри сильнее всего. Когда и зачем Снейп научился вождению? Разве автомобиль – не чисто маггловский вид транспорта? А Снейп, слизеринский декан, презирал все нечистокровное, будь то люди, или вещи – как же он смог опуститься до такого низменного занятия, как вождение? Но Гарри решил промолчать, чтобы не раздражать этого гада еще сильнее. Им еще предстоит пережить совместную дорогу до Перта, а там уж Гарри с ним распрощается и отправится умирать от руки Вольдеморта.

Ну да, он умрет, в этом у него не было ни малейших сомнений. Он все так же неопытен, даже после всех этих лет борьбы, но причина его смирения заключалась не в этом. Главным было то, что ему больше не за что бороться. У него не осталось ни грамма той силы, о которой много лет назад говорил ему Дамблдор.

“В Отделе Тайн есть комната, которую всегда держат запертой. В ней хранится сила, одновременно более чудесная и более ужасная, чем смерть, чем человеческий разум, чем силы природы. Именно этой силой ты обладаешь в достатке, а Вольдеморт, наооборот, вовсе ее лишен. Благодаря ей ты вчера отправился спасать Сириуса. Она же уберегла тебя от полного подчинения Вольдеморту, поскольку он не может пребывать в теле, где обитает столько силы, глубоко ему ненавистной. В конце концов оказалось неважным даже то, что ты так и не научился изолировать свое сознание. Имя этой спасительной силы – любовь”.

Да, со временем Гарри понял, что ему хотел сказать Дамблдор. Но теперь он совершенно не способен любить. А одной жажды мести недостаточно, чтобы победить тьму. Не говоря уже о том, что простая мысль о смерти Сириуса пробуждает в нем более поздние и болезненные воспоминания, от которых его сердце обливается кровью, а дыхание застревает в горле.

Столько смертей…

Столько людей, которых он любил, которыми дорожил, о которых заботился – и все они ушли навсегда. Никто не заменит ему его друзей. Друзей… Гарри неожиданно вспомнил раздраженное шипение Снейпа: “Память отшибло, Поттер? Волшебник ты или нет?” Тот же вопрос Рон задал Гермионе на первом курсе, когда не мог выпутаться из смертельной хватки дьявольских силков… Сердце Гарри сжалось от боли. Рон, такая же жертва Дамблдора, как и Луна, как и его возлюбленная… Никто не заменит ему его возлюбленную. Каким он был дураком, когда думал, что сможет жить дальше.

Нет, будущего у него нет. Он живет только прошлым, этими людьми, воспоминаниями о них. Возможно, Снейп не зря приехал за ним и снова втравил его в эту бессмысленную войну, в которой невозможно победить. Что бы ни случилось, это будет конец, даже если он переживет Вольдеморта. Он пройдет через завесу, разделяющую жизнь и смерть, и наконец обретет покой, которого почти не знал в прошлом… и которого никогда не найдет в будущем.

С этой точки зрения его разногласия со Снейпом казались детскими и совершенно пустяковыми.

Гарри взглянул на сидящего рядом мужчину без обычной для него слепящей ненависти и неожиданно увидел в сальноволосом учителе зельеделия другого человека.

У него были такие же жирные волосы, но Гарри заметил на висках первые седые пряди, и его это испугало. Снейп… разве Снейп такой старый? Ему сорок два года, он же на двадцать лет старше – далеко не юноша, но по магическим меркам все еще на пороге зрелости. И еще – темные тени вокруг глаз, бледное и изможденное лицо; а когда он не держался за руль, его руки едва заметно дрожали – как много это говорит о его физическом и душевном состоянии. Гарри пришел к выводу, что Снейп слишком измучен и вот-вот сорвется.

– Я могу вести, если ты хочешь отдохнуть, – робко предложил он.

Снейп поднял бровь, но даже не взглянул в его сторону.

– У тебя нет водительских прав, – ответил он с раздражением, но без обычной жгучей ненависти.

Гарри хотел возразить, но затем вспомнил, что у Стивена Паддока и вправду нет ничего, кроме удостоверения личности и новой внешности, и вздохнул.

– Тогда нам скоро придется остановиться. Тебе необходимо отдохнуть. Ты выглядишь ужасно.

– Я не нуждаюсь в твоем сочувствии, Поттер. – Ненависть вернулась. Гарри так и тянуло огрызнуться в ответ, но он вспомнил свои недавние размышления и судорожно сглотнул.

– Хорошо, – сказал он. – Но нам в любом случае придется остановиться. Мне нужно в туалет. А тебе не помешало бы выпить кофе…

Снейп кивнул в знак согласия, и через полчаса они свернули к заправочной станции.

Выйдя из туалета, Гарри увидел, что Снейп стоит рядом с машиной на площадке для парковки (похоже, он уже заправился) и смотрит невидящим взглядом на окружающие горы; а когда Гарри подошел ближе, он заметил на лице мужчины не только выражение усталости и боли, но и глубокой грусти.

Снейп плакал.

И это поразило Гарри сильнее всего.

Снейп плакал. Молча и гордо: его спина оставалась прямой, руки сжимали дверцу машины с такой силой, что сухожилия казались натянутыми, словно тетива лука, губы были плотно сжаты, глаза закрыты – его выдавали лишь слезы, медленно стекающие по лицу, и слегка подрагивающие плечи.

Несмотря на весь свой испуг Гарри хорошо представлял себе реакцию Снейпа, если тот заметит его подглядывающим, и поэтому сразу же свернул в магазин, чтобы купить продуктов и дать Снейпу время прийти в себя. Он не торопился и, только когда мужчина отпустил дверцу, вышел из магазина и направился к автомобилю. Без единого слова он сунул Снейпу в руку бумажный стаканчик, обошел вокруг машины и плюхнулся на сиденье. Следы слез все еще были заметны на усталом лице.

* * *

Северус знал, что его силы на исходе. Если бы не усталость, он никогда не позволил бы себе расчувствоваться на глазах у Поттера, но последние дни оказались для него слишком тяжелыми – перед встречей с Поттером он не спал две ночи подряд, после того как Минерва сообщила ему совиной почтой о казни Драко, и разрывался между горем и самобичеванием. Он мог бы попытаться спасти юношу, он должен был быть с ним более откровенным и воспользоваться своим влиянием на мальчика, чтобы помешать ему присоединиться к Темному Лорду, но не сумел этого сделать. В конце-концов, Драко пошел по стопам своего отца прямо в ад, убил семью Криви, пытаясь отыскать Поттера, – пятерых человек одновременно, и был пойман с поличным министерскими аурорами; а Нарцисса после смерти сына покончила с собой.

Северус двое суток просидел в своем гостиничном номере, пытаясь напиться до самозабвения, но не смог ни забыться, ни хотя бы уснуть.

А потом еще это свидетельство о смерти в томике Йетса, которое стало для него последней каплей. Не говоря уже постоянном нытье и агрессивности Поттера.

Зато теперь мальчишка принес ему крепкого чая и, хотя наверняка видел его плачущим, не сказал ни слова, просто сунул в руку стаканчик и скользнул на сиденье.

Может, и в Поттере есть хоть что-то человеческое.

– Спасибо за чай, – пробормотал Северус, усевшись, наконец, в машину.

– Пожалуйста, – невозмутимо откликнулся Поттер. – Я еще бутерброды принес, если хочешь.

Северус кивнул, взял бутерброд и откинулся на спинку сиденья, устало жуя.

Ели они в молчании.

– И что же мы будем делать после того, как попадем в Перт? – спросил Северус, проглотив последний кусок.

– Я встречусь с Вольдемортом.

Ответ был простым, и в нем чего-то не хватало – чего-то, что всегда звучало в голосе Поттера, когда мальчишка обращался к нему. Что же это? – размышлял Северус, сворачивая на шоссе. – Нахальство? Раздражение? Глупость?

Только через некоторое время Северус понял, что в голосе Поттера не было обычной ненависти, под стать его собственной. Почему?

Ответ обрушился на него, как удар. Он плакал, и Поттер видел это. А теперь мальчишка чувствует, что должен… что?

Его охватила ярость. Как смеет Поттер жалеть его?

Но когда Северус повернулся к парню, он не заметил жалости на его таком молодом, и таком старом лице. Поттер рассеянно смотрел в окно, и на его лице застыло лишь выражение усталости, страха и грусти.

Слегка расслабившись, Северус снова перевел свое внимание на дорогу.

– Если хочешь, можем включить радио, – тихо предложил он.

– Нет, спасибо, – ответил Поттер. – Лучше уж в тишине.

Северус кивнул.

Тишина длилась несколько долгих часов, и день уже клонился к вечеру, когда Поттер заговорил снова.

– Почему Дамблдор послал именно тебя?

– Темный Лорд узнал, что я шпион. И Дамблдор срочно решил выслать меня с Британских островов.

– Все ясно. Старик все так же распоряжается чужими жизнями.

Северуса удивила обида в голосе Поттера.

– Что ты имеешь в виду?

Поттер пожал плечами.

– Я думаю, мы всего лишь пешки в его игре против Вольдеморта. Его не волнуют ни наши чувства, ни наши решения; он просто использует нас: тебя, меня, Орден, даже Фаджа и министерство, если я правильно понимаю.

– Поттер, – угрожающе прорычал Северус, но мальчишка не слушал.

– Единственная разница между ним и Вольдемортом заключается лишь в том, что мы не носим метки…

Северус так резко вдавил педаль тормоза, что они чуть не вылетели через ветровое стекло. В следующее мгновение он схватил парня за воротник и хорошенько его встряхнул.

– Ты сам не знаешь, о чем говоришь, – прошептал он. – Ты ноешь, как избалованный ребенок, Поттер, не понимая настоящей разницы. – Он отпустил Поттера, толкнул его на сиденье и уставился на него пылающими от ярости глазами. – Ты не знаешь, что такое служить Темному Лорду, Поттер. Ты не знаешь, что такое убивать и пытать, и самому подвергаться пыткам, ты не знаешь, что такое отдать все, что у тебя есть, безумцу, который хочет, чтобы ты подчинялся ему во всем, ты это понимаешь? Во всем. Твоя собственность, твой разум, твои близкие люди, твое тело принадлежат не тебе, а ему и только ему, и поверь, он знает, как этим пользоваться, он отнимает у тебя все, выжимает все соки, а потом бросает обратно, как сломанную игрушку. – Он склонился к побледневшему мальчишке. – Ты сам не знаешь, о чем говоришь. Ты совсем не знаешь Дамблдора. Он ненавидит все это – ненавидит манипулирование, но ему приходится это делать, чтобы победить в войне.

– Он мог бы обращаться с нами как с друзьями, как с равными, но нет, он нам не доверяет, – закричал Поттер. – И я говорю не о тебе, а о себе, Снейп, о себе, о смертельном оружии, не о человеке, а о вещи, которую можно использовать в этой войне. Он никогда не спрашивал моего мнения, никогда, понимаешь? Он никогда не объяснял мне причин! Он заставил меня учиться у тебя окклюменции, он заставил меня учиться у тебя зельям последние два года, несмотря на низкую оценку по С.О.В.ам, он заставил меня учиться на аурора, хотя уже к седьмому курсу я знал, что больше не хочу быть аурором, он заставил меня вступить в ваш Орден, хотя ничего серьезного мне не поручали: если помнишь, мы никогда не обсуждали мои задания на собраниях, я ничего не знал о его мотивах или о собственной роли во всем этом дерьме, а под конец он сообщил Вольдеморту о том, где находится мой дом, и это привело к гибели трех человек, которых я любил больше жизни, а потом заявил, что всего лишь хотел меня защитить. “Мой дорогой мальчик”, – передразнил он голос директора. – “Я не мог допустить, чтобы тебя убили”. – Поттер в отчаянии стукнул себя по колену.

– Поттер… – Северус попытался его успокоить, но не удалось – парень продолжил.

– По крайней мере, ты присоединился к Вольдеморту, а затем к Дамблдору по собственной воле, а у меня даже возможности не было принимать собственные решения. Дамблдор боялся, что я выберу не тот путь, который ему нужен, и поэтому беззастенчиво манипулировал мной и отнял у меня все, что было мне дорого.

Под конец голос Поттера стал очень, очень тихим, и впервые в жизни Северус не почувствовал к нему ни ненависти, ни раздражения. Что-то в этом голосе помешало ему ответить резким, язвительным замечанием. Поттер сидел сгорбившись, опустив голову, и наконец Северус увидел в нем не ненавистного мальчишку а человека со своими чувствами, страхами и душевными ранами, и это открытие заставило его промолчать.

– Я понимаю, – хрипло прошептал он, завел двигатель и снова взглянул на дорогу, чтобы дать парню возможность прийти в себя.

При всей своей неприязни к Поттеру он вынужден был признать, что в чем-то мальчишка прав. Собственная совесть заставляла его видеть вещи, которые он не замечал раньше. И он не мог сопротивлятья голосу совести, потому что вина тяжелым грузом давила ему на плечи.

А мысль о том, что именно он передал сообщение Дамблдора о домашнем адресе Поттера, делала этот груз еще тяжелее.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль http://harry-potter-fiction.mirbb.net
MarLe
Admin
avatar

Сообщения : 269
Дата регистрации : 2010-02-08
Возраст : 33

СообщениеТема: Re: Глупец (Fool),AU /Драма /Приключения || джен || PG-13   Ср Фев 10, 2010 5:13 pm

Глава 4


Гарри был искренне удивлен реакцией Снейпа. Сказать по правде, он думал, что Снейп наорет на него, обругает последними словами или даже ударит, но эти два сочувственных слова оказались для него полнейшей неожиданностью. Они стали чем-то вроде белого флага, и Гарри принял молчаливое предложение мира. Слезы Снейпа тоже сыграли свою роль. Гарри собственными глазами увидел, что Снейп такой же человек, как и все остальные. Позер, конечно, но все равно человек.

Гарри по-прежнему не испытывал к нему особой симпатии, но прежняя жгучая ненависть куда-то ушла. И это к лучшему: Гарри чувствовал, как она пожирает его изнутри – возможно, она причиняла ему даже больше страданий, чем Снейпу.

Почувствовав себя в относительной безопасности, Гарри задремал и проснулся уже в девятом часу отдохнувшим и расслабленным. Зато Снейп не останавливался ни на минуту и не сводил глаз с дороги. Время от времени Гарри поглядывал на своего спутника, дожидаясь, когда же наконец Снейп признается, что смертельно устал: у него слипались глаза, и он не мог подавить зевоту. Гарри не предлагал ему остановиться – ему казалось, что сон за рулем ненамного опаснее очередной ссоры. К тому же он был готов в любой момент разбудить Снейпа, если тот все-таки уснет.

За день они останавливались всего два раза, и когда первые звезды начали загораться на темно-синем небе, Снейп наконец сдался.

– Придется остановиться. У меня глаза закрываются, – буднично заявил он и свернул на заправочную станцию. – По крайней мере, через горы мы перебрались, – добавил он, вылезая из машины.

Гарри тоже вылез, и они оба потянулись.

– Пойду куплю чего-нибудь, – сказал Гарри. Для Снейпа он взял чай, но для себя выбрал крепкий кофе, зная, что одному из них ночью придется дежурить. Толку от этого немного – хоть дежурь, хоть не дежурь, и если пожиратели смерти их отыщут, это ничем не поможет. Просто Гарри хотелось посидеть в одиночестве и подумать.

Снейп казался странно растроганным, когда Гарри принес ему чай.

– Не надо было… – сонно пробормотал он. Через несколько секунд Гарри с улыбкой взял чашку из ослабевших рук своего бывшего профессора.

– А то еще обваришься ненароком, – пояснил он и опустил спинку сиденья, чтобы Снейпу было удобнее. – Он слишком горячий.

– Спсссиб, – донеслось в ответ, и Гарри снова улыбнулся.

Снейп мгновенно уснул, как только его голова коснулась спинки сиденья, а потом еще и свернулся калачиком, подтянув колени к груди. Он был так непохож на злого и придирчивого препода, что Гарри снова и снова возвращался мыслями к нему и к их отношениям. Еще вчера все было так просто: они ненавидели друг друга и точка. Эта ненависть уходила корнями в школьные годы Снейпа и стала намного сильнее, когда Гарри так же страстно возненавидел его в ответ. Дела стали еще хуже после пятого курса, когда Дамблдор заставил их продолжить обучение окклюменции и зельям. И хотя Гарри, боясь потерять близких людей, добился в окклюменции определенных успехов, уроки зельеделия превратили его жизнь в ад: Снейп ни разу не упустил возможности напомнить о том, что терпит Гарри в своем классе исключительно из-за приказа директора. Гарри не забыл краску стыда на своем лице и слезы унижения и бессилия, и только благодаря Гермионе он не сделал со своим учителем что-нибудь непростительное.

Потом с Гермионой случилось несчастье, и он остался совершенно беззащитным, единственным гриффиндорцем в классе, а Снейп насмехался над ним по-прежнему и, более того, постоянно напоминал о Гермионе, пока Гарри не дошел до такого отчаяния, что выбежал из кабинета и помчался прямо к директору.

После разговора с Дамблдором Снейп прекратил свои издевательства. Но это не помешало ему снять столько баллов, что к концу года Гриффиндор прочно обосновался на последнем месте.

Но Гарри это уже не волновало. Они подрались, и после этого Снейп стал гораздо осторожнее.

И в последние дни их отношения были не такими уж гладкими. Но, как ни странно, Гарри привык к Снейпу. Снейп действительно пытался ему помочь и даже тогда, в пабе, делал все возможное, чтобы избежать ссоры. Зато у Гарри просто язык чесался подкалывать его снова и снова. Это желание пропало после того, как он увидел Снейпа плачущим. Снейп так ему доверяет, что даже плакал при нем – в этой мысли было что-то успокаивающее. И еще Снейп, кажется, понял, почему Гарри так обижен на Дамблдора. Более того, Гарри видел, что его мучает совесть. Кто бы мог подумать? У Снейпа есть совесть. Снейп… разделяющий его негодование и рассказывающий о своем опыте пожирателя смерти. Да, Гарри прекрасно понимал, о чем говорил Снейп. Но все же у него, у Гарри, никогда не было выбора.

Впрочем, однажды он принял решение сам – один раз в жизни, и сохранил это в тайне и от директора, и от Ордена, а кончилось все трагедией.

Дамблдор… как же он его ненавидит.

Гарри открыл томик Йетса и нашел свое любимое стихотворение.

“Had I the heavens embroidered cloths,
Enwrought with golden and silver light,
The blue and the dim and the dark cloths
Of night and light and the half-light,
I would spread the cloths under your feet:
But I, being poor, have only my dreams;
I have spread my dreams under your feet;
Tread softly because you tread on my dreams”.

(“Будь у меня в руках небесный шёлк,
Расшитый светом солнца и луны,
Прозрачный, тусклый или тёмный шёлк
Беззвёздной ночи, солнца и луны,
Я шёлк бы расстилал у ног твоих.
Но беден я, храню я лишь мечты.
Я расстелил мечты у ног твоих.
Ступай легко, ведь то – мои мечты”.)

Дочитав до конца, он свернулся калачиком, совсем как Снейп, и затрясся от рыданий.

Мечты – это все, что осталось от его прекрасной возлюбленной, только прах и мечты. И ничто ее уже не вернет. Без нее его душа опустела. Прижимая к себе книгу, Гарри даже не заметил, как провалился в беспокойный сон, полный кошмаров.

* * *

Северуса разбудил чей-то тихий стон, а когда он повернулся, то оказался лицом к лицу с очень бледным Гарри Поттером, сжимающим в руках знакомый томик Йетса. Во сне Поттер был совершенно не похож на прежнего нахального мальчишку – сейчас он казался очень беззащитным, очень измученным, готовым к встрече с судьбой, и эта неожиданная мысль потрясла Северуса.

Такой молодой... Его отец был немногим моложе, когда погиб, защищая свою семью… Северус сам не знал, зачем он это делает, но протянул руку и погладил парня по плечу.

– Лишь мечты… – пробормотал Поттер, и по его щекам потекли слезы. – Ступай легко… Любимая, любимая, открой глаза, пожалуйста, не оставляй меня одного… Мы назовем его Солидус, Солидус… – Он вздрогнул от какого-то странного полурыдания, полусмеха. – Не топчи мои мечты, детка, мне больно…

Северус в ужасе замер. Он прекрасно понимал, что сейчас снится Поттеру. Неожиданно парень схватил его за руку и привлек к себе, продолжая плакать.

– Мне холодно… – прошептал он. – Нужен небесный шелк, она там…

Северус больше не мог сдерживаться. Он придвинулся к парню, обнял его и начал успокаивающе поглаживать по спине.

– Врата рая… она там… пустите меня…

Северус сжал зубы, чтобы самому не расплакаться.

– Тссс… – шепнул он, пытаясь подавить комок в горле.

– Но беден я, храню я лишь мечты… она ушла, – казалось, Поттер бредит. – Она ушла, Рон, ушла… Она клялась, что никогда…

Северус сделал несколько глубоких вздохов.

– Проснись, – громко произнес он. – Тебе снится кошмар.

Первым признаком пробуждения было то, что Поттер неожиданно напрягся в его объятиях. Северус осторожно убрал руку, медленно отодвинулся и полез в карман за носовым платком. Найдя платок, он сунул его в ладонь Поттера и выбрался из машины.

Стояло ясное и довольно прохладное осеннее утро. Северус потянулся и сделал несколько упражнений, чтобы восстановить кровообращение. Поттер по-прежнему лежал, свернувшись на сиденье, так что пока Северус решил прогуляться в магазин на заправочной станции, чтобы купить продуктов. Когда он вернулся, Поттер вроде бы успокоился, хотя и прятал лицо, когда Северус садился в машину.

Северус молча предложил ему завтрак, и Поттер взял стаканчик с чаем, но даже не взглянул на еду. Чтобы отвлечь его, Северус спросил:

– Как ты узнал вчера, что они придут за нами?

Поттер недоуменно взглянул на него.

– Ты о чем?

– Ты разбудил меня среди ночи перед тем, как на нас напали. Откуда ты узнал?

– Ах, это. – Поттер вздохнул. – Вольдеморт может чувствовать мою магическую подпись, когда я колдую.

Северус посмотрел на него с удивлением.

– Это что-то новенькое.

– Это началось… когда он… э… вошел в мое сознание на пятом курсе. Я начал чувствовать его… и я всегда знал, где он и что он делает. Я рассказал об этом директору, и тогда он снова заставил меня брать у тебя уроки окклюменции. Как ты знаешь, у меня начало получаться, но эти ощущения не ослабевали. Тогда я посоветовался с Гермионой, мы с ней порылись в библиотеке и поняли, что это взаимно. Сначала я сообщал директору о том, где находится Вольдеморт, но вскоре он тоже догадался и запретил мне пользоваться магией… чтобы меня нельзя было обнаружить.

– Ага, понятно. – Северус кивнул. – Поэтому директор не позволял тебе участвовать в сражениях или колдовать.

– Я не понимал, почему. Я хотел, чтобы Вольдеморт нашел меня, хотел покончить с этим раз и навсегда. Но Дамблдор вечно твердил, что я еще не готов. А потом из-за этого погиб Рон и… и другие люди. И я ушел.

Северус кивнул еще раз и отвернулся.

– Когда поедем?

– А ты что, меня ждешь? – Поттер взглянул на него с изумлением.

– Тебе надо хотя бы в туалет сходить, – со вздохом пояснил Северус. – Размяться немного. А потом можно и ехать.

– Э… ладно. – Поттер через силу улыбнулся и вылез из машины, а затем наклонился к окну. – Спасибо.

Северус поднял спинку сиденья и почесал подбородок. Он терпеть не мог ходить небритым, но у него не было при себе ни принадлежностей для бритья, ни палочки, чтобы удалить щетину с помощью заклинания. Так что оставалось почесываться и размышлять над сделанными открытиями и новыми чувствами по отношению к парню. Как ни странно, теперь он испытывал к нему что-то вроде сострадания. Поттер оказался совсем не таким, каким Северус себе его представлял. Он более мягкий, более человечный, он испытал больше ударов судьбы, чем многие люди… и совершенно непохож на своего зазнайку-отца или безрассудного крестного, и даже на неуравновешенного подростка, каким он был в Хогвартсе.

А может, раньше Северус этого просто не замечал?

* * *

Гарри не знал, что теперь и думать о Снейпе.

Он был таким… странным? Как он мог так измениться за одну ночь? Ну хорошо, Гарри понимал, почему Снейп не высмеял его за его слабость – вчера он и сам разревелся, так что теперь они сравнялись. Но это… ласковое прикосновение… оно ведь совершенно не в его духе. Гарри совершенно ничего не понимал, и ему было страшно.

– Ну и как там война? Что случилось после моего отъезда? – поинтересовался он, как только вернулся в машину. Похоже, Снейп тоже хотел избежать более скользких тем, так как ответил с готовностью и без обычного ехидства.

– Шаклболт погиб три месяца назад во время налета на министерство. Чарли Уизли в госпитале, серьезно ранен – они были вместе. Фадж по-прежнему министр. – Он запнулся, и Гарри пристально взглянул на него. – Уизенгамот приговорил Драко Малфоя к поцелую дементора за убийство семьи Криви. Его мать покончила с собой. Малфоев больше нет. Ты рад?

Гарри был потрясен и новостями, и горьким и печальным тоном Снейпа. Он опустил голову.

– Нет. Я ненавидел Малфоя, но никогда не хотел… чтобы он стал убийцей и умер вот так. – Спохватившись, Гарри добавил: – Мне жаль.

Снейп вроде бы удивился и странно на него посмотрел. Гарри, не поднимая головы, повторил:

– Мне жаль.

– Он был последним моим родственником, – сказал Снейп. Не дождавшись ответа, продолжил: – Его мать – моя двоюродная сестра.

– Понятно, – выдавил Гарри. – А я и не знал.

– Мы многого друг о друге не знаем.

Эти слова удивили Гарри.

– Можно подумать, тебе хочется что-то узнать обо мне? – В ответ Снейп пожал плечами, словно не заметив иронии в его голосе. – Но… почему?

– Почему нет? – Холодный тон Снейпа заставил Гарри умолкнуть.

Окружающий пейзаж начал меняться. Горы остались далеко позади, но и поля попадались все реже по мере продвижения к западу. После очередной остановки Снейп неожиданно вернулся к прерванному разговору.

– Да, и еще одна новость: Флетчера приговорили к двухмесячному заключению в Азкабане. Его поймали на какой-то афере в Лютном переулке. Он пытался провернуть какую-то сделку с метлами, но оказалось, что это не обычные метлы, как он утверждал, а новейшие “Молнии”. – Гарри фыркнул, и даже Снейп усмехнулся. – И поделом ему. Зато у директора появится свой шпион в Азкабане.

– Дементоров там уже нет, так что это вполне вероятно, – задумчиво сказал Гарри.

– А сын профессора Спраут обручился с мисс Тонкс.

Гарри рассмеялся.

– Ну наконец-то! А я думал, он никогда не решится…

Улыбка Снейпа стала еще шире.

– Мистер Лонгботтом встречается с мисс Уизли.

– Не может быть! – Гарри заметно повеселел.

– Как я понял, они разругались со своими прежними партнерами, в один прекрасный вечер пришли в штаб-квартиру, чтобы с горя напиться, и с тех пор больше не расстаются.

– А как насчет любовной жизни Хмури? – шутливо поинтересовался Гарри.

– Поддерживает платонические отношения с той министерской ведьмой из отдела магических артефактов. Хотя я думаю, будь его воля, их отношения были бы менее платоническими. – На этот раз фыркнули оба. – И еще, на прошлой неделе Гилдерой выписался из Святого Мунго. Говорят, он собирается работать манекенщиком у мадам Малкин.

– Хотя вакансия учителя защиты все еще открыта, – ехидно заметил Гарри.

– Поттер! – в притворном гневе воскликнул Снейп. – Что ты такое говоришь…

– Почему нет? – Гарри пожал плечами. – Он прекрасно подходит для этой должности. После Аберфорта на седьмом курсе хуже уже никого быть не может.

– Знаешь, Альбус не хотел его брать.

С лица Гарри сползла улыбка.

– Лучше бы он давно уже дал эту должность тебе.

У Снейпа отвисла челюсть, и он чуть не выпустил руль из рук.

– Что? Поттер…?

Гарри развеселился еще сильнее.

– Тогда мы бы не мучились с тобой целых семь лет. Представь, всего один год на этой проклятой должности, и нам больше не пришлось бы терпеть тебя в школе.

К его удивлению, Снейп расхохотался.

– А я уж подумал, Поттер, что ты серьезно.

– Я тоже, – с усмешкой добавил Гарри.

– В прошлом году Альбус хотел предложить это место тебе. – Голос Снейпа стал серьезным, и веселье Гарри улетучилось.

– Ага, я знаю. Он мне говорил, но я отказался.

– Можно узнать, почему?

– Сам посуди: трое из моих семи учителей оказались в Святом Мунго. Двое погибли, а Рем был оборотнем… Стоит ли продолжать?

Снейп глубоко вздохнул.

– Ты не доверял Альбусу.

Гарри помрачнел.

– Ты ошибаешься, Снейп. Я ему доверял. – Он поднял голову, боль утраты вернулась к нему с удвоенной силой. – Я доверял ему больше, чем следовало. А он обманул мое доверие.

Гарри заметил, как побелело лицо Снейпа.

– Ты… он… – пробормотал его бывший учитель. – Не хочешь же ты сказать, что он… был твоим… – Похоже, Снейп не мог закончить фразу, и Гарри сделал это за него.

– Да, он был тем самым человеком, которому я доверил безопасность своей возлюбленной.

– Нет… – Еле слышный шепот.

– Да.

Снейп уже не просто побледнел, а буквально позеленел.

– Не мог же он… – Он сбавил скорость и повернулся к Гарри. – Скажи мне четко и ясно, что произошло.

Гарри бестрепетно встретил его взгляд.

– Альбус Дамблдор был моим хранителем тайны. И он выдал тайну моему злейшему врагу. Ради высшего блага. – Он с горечью улыбнулся. – После этого я уже не мог оставаться в волшебном мире.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль http://harry-potter-fiction.mirbb.net
MarLe
Admin
avatar

Сообщения : 269
Дата регистрации : 2010-02-08
Возраст : 33

СообщениеТема: Re: Глупец (Fool),AU /Драма /Приключения || джен || PG-13   Ср Фев 10, 2010 5:13 pm

Глава 5


Северус не мог сдержаться. Вот уже во второй раз за поездку он ударил по тормозам и выскочил из машины. Ему повезло: первый приступ тошноты накрыл его, когда он уже стоял на обочине. Он не помнил, когда ему в последний раз было так плохо, но теперь все сложилось в единую ужасную картину – все, что произошло после ухода Поттера из Ордена и начала войны.

Все друзья Поттера мертвы или лишились рассудка, по-видимому, его девушка тоже погибла, и, как будто это мало, Дамблдор его предал. Вот теперь Северус понимал мальчика так хорошо, что даже жалел об этом. Он бы прекрасно прожил и без этого понимания. Он ненавидел… когда-то ненавидел… мальчика, а затем молодого мужчину и не хотел иметь с ним ничего общего.

Второй приступ рвоты был таким сильным, что он упал на колени.

Странно. Он никогда бы не подумал, что подобная новость может так его потрясти. И вот, пожалуйста! Одна лишь мысль о нарушении магической клятвы чуть его не убила, а Дамблдору все как с гуся вода. И Петтигрю тоже.

Северус усмехнулся про себя. Вот это открытие! Петтигрю и Дамблдор похожи! Но на предательство Петтигрю ему было плевать. Зато Дамблдор – дело другое. Дамблдор был для него всем: другом, учителем, отцом (одной из причин его ненависти к Поттеру была банальная ревность – он боялся, что Поттер отнимет у него Альбуса). Он всегда уважал Дамблдора за его высокие моральные качества, за его попытки спасти волшебный мир от угрожающей тьмы, за его доброту, заботу, внимание. А теперь его единственная опора исчезла, и Северус почувствовал себя совершенно одиноким.

Его снова вырвало, и он наклонился вперед, борясь с головокружением. Последние дни принесли слишком много плохих новостей. Сплошная смерть и предательство… Словно весь мир сплотился против него, чтобы отнять у него всех, кого он любил. Драко, Нарцисса, Хизер, а теперь еще и Альбус... Он не мог подавить тошноту.

Легкое прикосновение отвлекло его, но он не отдернулся – наоборот, уткнулся лбом в подставленную ладонь, пока его выворачивало наизнанку. А потом влажный носовой платок прошелся по его щекам, вискам, лбу и губам, вытирая следы рвоты, и сильная рука помогла ему встать.

С помощью Поттера он вернулся к машине и без сил упал на сиденье. Парень не сказал ни слова (и за это Северус был ему безумно благодарен), просто стоял рядом со слегка перепуганным видом, дожидаясь пока зельевар придет в себя.

– Прости, – смущенно пробормотал Северус.

– Ничего страшного. – Его спутник пожал плечами. – У меня тоже самое было, когда я узнал о случившемся.

Северус глубоко вздохнул.

– Нет. Я прошу прощения, – он поднял голову, взглянул на мальчишку и неуверенно взмахнул рукой, – за все это. И за мою… мою грубость.

Поттер так обалдел, что даже ответить не смог – только ловил ртом воздух, словно выброшенная на берег рыба. Северус протянул руку и легонько сжал его плечо. На мгновение Поттер замер, а затем, словно испугавшись, шарахнулся в сторону, споткнулся и упал на спину. Северус в растерянности на него уставился, забыв о том, что ему надо помочь.

Когда Поттер взглянул на него, в его глазах читался стыд и ужас – очевидно, он ждал насмешек, но так и не дождался. Вместо этого, опомнившись, Северус совершил нечто невероятное: опустился на корточки рядом с парнем и помог ему сесть.

– Нам нужно вернуться в машину. Нельзя терять времени, – ровным голосом сказал он, решив не напоминать о неожиданной реакции парня. – Теперь мне уже лучше.

– Ага, – буркнул Поттер и, опираясь на его плечо, встал на ноги. Ему все еще было стыдно: он упорно отводил взгляд, и его уши горели.

После этого они долго не решались заговорить, и только после следующей остановки Поттер робко нарушил молчание.

– Снейп, ты что-нибудь знаешь о Гермионе?

Северус оцепенел: это явно не подходящая тема после… после того, что случилось несколько часов назад.

– Можешь называть меня Северусом, – предложил он, пытаясь потянуть время.

– Северус? – Вот теперь Поттер удивился по-настоящему. – Но… почему?

Северус усмехнулся.

– Потому что меня так зовут, Поттер.

Краем глаза он заметил, как парень скорчил гримасу.

– У меня тоже есть имя. Ты тоже мог бы называть меня по имени. Чтобы больше не путать меня с моим отцом.

На мгновение привычная смесь ненависти и раздражения вспыхнула в груди Северуса, но тут же угасла.

– Я прекрасно знаю, что ты – не твой отец, По… Гарри. – К удивлению Северуса, его голос не казался резким или саркастичным, а самым обыкновенным, как у всех нормальных людей.

– Прости. – Поттер вздохнул. – Я чуть снова тебя не довел.

– Чуть-чуть, – согласился Северус. – Но не совсем.

Тень улыбки промелькнула на лице парня.

– Я в шоке, Северус.

– Не наглей. Я терпеть не могу, когда ты ведешь себя как невоспитанный мальчишка.

– Верно. – Поттер серьезно кивнул. – Так ты все-таки расскажешь мне о Гермионе?

У Северуса пересохло во рту.

– Она все еще в больнице. Ее… – его голос сорвался, но он собрался с силами и продолжил, – ее состояние безнадежно. Но ты это знаешь.

– Надежда умирает последней.

– Прошло пять лет, Гарри. – Голос Северуса был низким и успокаивающим. – Если ей не стало лучше в первые два года…

– Ага, я знаю. – Короткий горький смешок разорвал тишину. – Ты ее ненавидел.

Северус почувствовал странное жжение в груди и вздрогнул от стыда.

– Я был не прав, – хрипло произнес он. – Но я ее не ненавидел. Я ненавидел тебя, а все, что причиняло тебе боль…

– Не продолжай. – Это была самая настоящая мольба, так что Северус заткнулся и кивнул. – Она была прекрасной девушкой и моей лучшей подругой. – Поттер рассмеялся. Звук был настолько неестественным, что Северус вскинул голову и взглянул на него. По лицу Поттера текли слезы. – Ты знаешь, что я был влюблен в нее? Но я ей так и не признался: она любила Рона, а я не хотел им мешать. Но она всегда находила время для меня, и это именно она помешала мне перейти на темную сторону, когда я рвался отомстить за Сириуса. Я был готов наложить любое из непростительных заклятий на Лестранж или на любого, до кого сумел бы дотянуться… Я сходил с ума от ярости и жажды мести, даже думать ни о чем не мог. Она наорала на меня, дала пощечину, наложила заклятие неподвижности… – Еще один короткий невеселый смешок, который причинил Северусу почти физическую боль. – И она позвала Рона. Она всегда обращалась к Рону. А потом, когда я узнал, что Петтигрю убил Рема… Это был худший год в моей жизни.

– А тут еще я со своими зельями и окклюменцией, – добавил Северус, мрачно хмыкнув. – Представляю себе твое… душевное состояние. Но зачем ты мне все это рассказываешь?

Поттер пожал плечами и спрятал лицо в ладонях.

– Не знаю. Наверное, я скоро умру, и просто хочется… выговориться, что ли.

– А почему ты так уверен, что умрешь? – удивился Северус.

– Ну, это же так просто. Я понятия не имею, что я могу сделать против Вольдеморта, как уничтожить его раз и навсегда, при том что он может убить меня с помощью элементарного убийственного проклятия. И у меня даже нет моей палочки, чтобы защититься с помощью Priori Incantatem. И нет этой глупой, романтической силы любви, которую Дамблдор считает моим единственным оружием.

– Ты дурак, Поттер, – раздраженно выдохнул Северус. – Ты очень любишь мисс Грейнджер. И даже если ты потерял своих близких людей, ты продолжаешь их любить. Ты способен любить, и это дает тебе силу.

Поттер недоверчиво выгнул бровь.

– Так, может, объяснишь, как мне использовать эту силу против Вольдеморта?

– Это ты сам должен понять.

– С ума сойти, – проворчал Поттер. – Как мне повезло, что ты не был моим учителем по защите. Вместо того чтобы учить нас защищаться, ты велел бы нам прислушиваться к собственным инстинктам. Не думаю, что я пережил бы последние десять лет.

– Послушай, Поттер, ты можешь меня не провоцировать? – возмутился Северус.

– Не могу. Ты меня нервируешь. А когда я нервничаю, я нападаю.

Северус закатил глаза.

– Поттер – он и в Австралии Поттер.

– Снейп – он и в Австралии Снейп.

Северус покачал головой. Теперь нахальство Поттера начало его забавлять.

– А чем ты занимался после нашей последней встречи? – неожиданно спросил Поттер.

– А когда мы встречались в последний раз?

– Года два назад? Точно не помню, но где-то перед первым нападением на министерство.

– Так давно?

– Да. После этого я уже не участвовал в собраниях Ордена. Дамблдор решил перейти к э… личным консультациям. – В голосе парня смешались боль и ирония. Северус поморщился.

– То же самое. Шпионил. Учил. Ничего особенного.

– Гм. И как же Вольдеморт тебя вычислил?

Северус зевнул.

– Это долгая история, Поттер, и я не уверен, что мне хочется ее рассказывать.

– Ой, прости. Я не хотел…

– Я знаю.

После этого Поттер молча ерзал по сиденью, не зная, куда деваться от нахлынувших воспоминаний. Он заговорил снова, только когда они расположились на ночлег на совершенно заброшенной бензоколонке, где кроме них до самого утра не появилась ни одна машина.

– Знаешь, я спросил о Гермионе потому, что перед отъездом я приходил к ней. Чтобы… чтобы попрощаться. Я думал, что уже не вернусь. Это было через два дня после… после нападения на мой дом и гибели Рона… – Его голос дрогнул. Северус терпеливо ждал продолжения. – Ты знаешь, что она лежит в том же отделении, что и родители Невилла? – Еще один фальшивый смешок. – Она просто лежит на кровати в позе зародыша и никого не замечает вокруг. Мы… Рон и я, приходили к ней почти каждую неделю. Ну, Рон-то каждый день к ней ходил, ты знаешь, но я приходил только вместе с ним. Он, то есть, Рон не хотел ее бросать. Он не сдавался. Просто… слишком тяжело сознавать, что я не настолько ее любил, чтобы оставаться с ней в такой ситуации, что я предал ее, когда влюбился в другого человека…

– Поттер, и ты чувствуешь себя виноватым, потому что влюбился в кого-то другого, хотя она даже не отвечала на твои чувства? – Северус широко раскрыл глаза от удивления.

Поттер то ли всхлипнул, то ли фыркнул.

– Ага, я знаю, что я идиот. А ты не упустишь случая мне напомнить…

– Поттер, не дури!

– Короче, я пришел к ней перед отъездом. Один, конечно, и в черном, потому что я был только что с похорон… – Поттера так трясло, что Северус уже приготовился к возможному выбросу магии. Но через некоторое время мальчишка взял себя в руки. – Когда она увидела… или почувствовала, что я пришел один, она прыгнула с кровати на меня, вопя как баньши, и вырвала у меня половину волос, пока санитары не схватили ее. Знаешь, что она кричала? – Поттер покачал головой. – “Предатель! Убийца!” Визжала, как резаная. Она выкрикивала те же обвинения, которые я видел в глазах Уизли на похоронах. Они обвиняли меня. Все меня обвиняли. Не знаю, почему; может, из-за того, что я давно уже должен был убить Вольдеморта… Или… я даже не знаю. И отец Луны… он обвинил меня в открытую. И Дамблдор тоже там был, ты знаешь. Стоял и дружелюбно улыбался, как любящий дедушка, и я сбежал, потому что боялся, что просто убью его…

Северус вздохнул и повернулся к своему бывшему ученику.

– Хорошо, хоть ты сам себя не винишь.

– Нет. – Гарри покачал головой. – В их смерти, нет. Но я по-прежнему считаю, что болезнь Гермионы и смерть Рема на моей совести, как и Сириус…

– Чушь! – выпалил Северус. – Это война, война, в которой гибнут люди, война, в которую тебя втянули против твоей воли, война, где ты всего лишь ребенок среди взрослых, таких же беспомощных, как и ты!

– Я не смог выучиться окклюменции, и поэтому Сириус погиб…

– Это я не смог тебе научить! – крикнул Северус. Мгновение Поттер смотрел на него округлившимися от шока глазами, а затем просто отмахнулся.

– Но Рем погиб из-за меня! Если бы я не побежал в Хогсмид…

– Ты был потрясен тем, что случилось с мисс Грейнджер, а мы все не понимали, что с тобой происходит!

– Гермиону пытали, потому что она была моей подругой! Они хотели добраться до меня через нее!

Северус схватил мальчишку за плечо и хорошенько встряхнул. Если он и ждал, что Гарри опять испугается, то зря – парень просто отбросил его руку.

– Ты не виноват в том, что остался в живых, Поттер! Как ты этого не понимаешь?

– С чего это ты так резко изменил свое мнение, Снейп? Это ведь ты ненавидел меня только за то, что я сын твоего врага, сын человека, погибшего задолго до нашей встречи!

Северус беспомощно развел руками.

– Я же сказал, я подвел тебя. – Его голос был хриплым.

– Ты меня не подвел, Снейп. Ты меня ненавидел.

– Потому и подвел, что ненавидел.

– Кстати, а когда ты понял, что я – не мой отец? – Поттер решил сменить тему.

– Когда ты повел себя по-человечески после того, как увидел меня плачущим.

Неожиданно Поттер откинулся на спинку сиденья и расхохотался.

– Дурдом полный, – выдавил он, отдышавшись. – Если бы я знал, что все, что от меня требуется, это увидеть тебя в слезах…

– Поттер… – угрожающе прорычал Северус.

– Ты идиот, Снейп, – продолжил мальчишка. – Ни один нормальный человек не смог бы так долго ненавидеть другого человека ни за что!

– В таком случае представь, Поттер, – ледяным голосом произнес Северус, – что ты преподаешь в школе, а я в ней – директор; я всегда покровительствовал Драко Малфою, ты обязан мне жизнью, и тут появляется вылитая копия Драко Малфоя…

– Не могу я это представить, хотя и понимаю, что ты хочешь сказать. Во-первых, я не так сильно ненавидел Малфоя, как ты ненавидел моего отца. Наверное, если бы в школе появился твой сын… нет, – сказал он, подумав. – Я просто не представляю, что бы я чувствовал. Возможно, я бы возненавидел этого ребенка. А может, и нет. Я не знаю.

После долгого молчания Северус вдруг заметил, что Гарри уснул. Он отвернулся и задумчиво уставился в окно. Никогда раньше он не задумывался о том, через что пришлось пройти этому парню. Он даже не пытался его понять. И все же, за всеми раскрытыми фактами лежало нечто… нечто большее, Северус это чувствовал. И постепенно, не задавая прямых вопросов, только слушая Поттера, он смог восстановить всю историю его жизни. Гарри, однако, умолчал об одном – о своей связи с Луной Лавгуд. Но об этом можно легко догадаться из его поступков и его слов. Тот вчерашний кошмар, его загадочная “любимая”… это и есть Лавгуд. И она была убита в тот самый день, когда Темный Лорд узнал домашний адрес Поттера… Северуса бросило в дрожь. Он участвовал, пускай и косвенно, в убийстве Рональда Уизли и Луны Лавгуд. А вчера сказал Поттеру, что никого не убивал…

Если бы Хизер узнала… – еще одна ужасная мысль. Хизер и Луна были близкими подругами. А Хизер умерла примерно в это же время. 23 июня. По крайней мере, так указано в свидетельстве о смерти. Совпадение? Возможно, но все же Северус решил спросить у Поттера дату гибели мисс Лавгуд. Чтобы убедиться наверняка.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль http://harry-potter-fiction.mirbb.net
MarLe
Admin
avatar

Сообщения : 269
Дата регистрации : 2010-02-08
Возраст : 33

СообщениеТема: Re: Глупец (Fool),AU /Драма /Приключения || джен || PG-13   Ср Фев 10, 2010 5:19 pm

Глава 6


На следующий день, несмотря на недостаток шоферского опыта у Снейпа, они преодолели две трети пути и находились почти в самом центре равнины Налларбор. Бывший учитель зельеделия оказался очень неторопливым водителем – стрелка спидометра держалась на шестидесяти милях в час, а иногда опускалась еще ниже. Дорога была прямой, и машин было мало, но Снейп по своему обыкновению не сводил глаз с дороги, и они медленно, но верно приближались к Лавертону.

Гарри чувствовал себя неловко из-за своей вчерашней откровенности, и поэтому упорно молчал и смотрел в окно, стараясь не встречаться взглядом со своим спутником. Он понимал, что Снейп хочет его расспросить, но не был готов отвечать на вопросы. Какими бы они ни были.

Снейп заметно нервничал: он раздраженно постукивал пальцами по баранке и время от времени усмехался собственным мыслям, словно вел какую-то внутреннюю борьбу. Гарри понять не мог, что его гложет. Ситуация, в которой они оказались? Стыд из-за своих слез? Или… чувство вины?

Гарри откинулся на спинку сиденья, пытаясь расслабиться. Его рука словно по собственной воле скользнула в карман, и уже в следующее мгновение он увидел перед собой обложку книги – в который раз.

Он сжал губы, сглотнув подкативший к горлу комок… Как будто боль можно сглотнуть…

I wander by the edge
Of this desolate lake
Where wind cries in the sedge:
Until the axle break
That keeps the stars in their round,
And hands hurl in the deep
The banners of East and West,
And the girdle of light is unbound,
Your breast will not lie by the breast
Of your beloved in sleep.

(“Иду по берегам высоким
Заброшенного озера,
И ветер шелестит в осоке:
Пока не распадется ось,
Удерживающая звезды на орбитах,
И не швырнут ладони в глубину
И Запада знамена, и Востока,
И солнце не задержит бег,
Тебе уж не лежать во сне
Рядом с твоей любимой”.)

– Поттер, – знакомый голос испугал его, и Гарри повернулся к своему спутнику.

– Что?

– Убрал бы ты эти стихи. Ты просто себя изводишь.

Гарри резким движением захлопнул книгу и снова сглотнул.

– Откуда ты знаешь?

Снейп ухмыльнулся.

– Между прочим, Поттер, я могу задать тебе тот же вопрос.

– Тот же вопрос? – Гарри был рад разговору. Это помогло ему отвлечься от Йетса. И не только от Йетса.

– Любителей поэзии не часто встретишь среди волшебников.

– Меня же магглы растили. Мы изучали в школе английскую литературу.

Снейп выгнул бровь.

– В начальной школе?

Гарри пожал плечами, признавая свое поражение.

– А ты откуда его знаешь?

– Йетса?

Гарри кивнул.

– Моя сестра любила его стихи. Она была таким романтиком…

Оба помолчали.

– Она умерла, да? – робко спросил Гарри.

Снейп кивнул, и Гарри заметил, как напряглись мышцы на его подбородке. Постукивание по рулю тоже прекратилось. После нескольких мучительно длинных минут Гарри собрал в кулак всю свою храбрость.

– Ты из-за нее плакал?

– Нет, – ответил Снейп после очередной долгой паузы. И, еще помолчав, добавил: – Из-за Драко.

Гарри кивнул и вопросительно взглянул на него. Он даже не думал о том, чтобы надавить на Снейпа – просто ждал, что его спутник сам захочет продолжить. Не дождавшись, Гарри снова отвернулся к окну, и строки стихотворения эхом зазвучали у него в голове: “Тебе уж не лежать во сне рядом с твоей любимой”. Он почувствовал себя таким несчастным, что чуть было не всхлипнул.

And bending down beside the glowing bars,
Murmur, a little sadly, how Love fled...

(“И наклонясь над углями в печи,
Скажи любви, как быстро унеслась…”)

Другие строчки из другого стихотворения, и его сердце сжалось от острой боли.

Он не хотел жить.

– Как я говорил, Драко был последним из моих родственников, – неожиданно произнес Снейп. – Его мать приходилась мне двоюродной сестрой, и, прежде чем ты спросишь, нет, Блэк мне не родня, слава Мерлину, она была моей родственницей по материнской линии. Мы мало общались, главным образом потому, что мои родители были слишком бедны по ее меркам, но Драко… – Он вздохнул. – Это дело другое. Я чувствовал себя ответственным за него с того дня, когда он поступил в Хогвартс, и мы были очень близки. Я пытался помешать ему примкнуть к Темному Лорду, но ничего не вышло, потому что мне приходилось притворяться, я не мог рисковать своим положением…

“Как же это знакомо, – с иронией подумал Гарри. – Малфою пришлось умереть, потому что Дамблдору был нужен шпион”. Он невесело рассмеялся и пожал плечами в ответ на удивленный взгляд Снейпа.

– Просто подумал о Дамблдоре и его планах. Если бы тебя не заставили шпионить, Малфой мог бы остаться в живых.

Снейп помрачнел, на его лице застыло холодное и суровое выражение.

– Это было мое собственное решение, Поттер.

– Ой, я все время забываю, что ты раскаялся, – огрызнулся Гарри. – Хотя ты и утверждаешь, будто никого не убивал.

– Хватит! – сердито воскликнул Снейп. – Не зли меня, мальчишка!

– Я уже не мальчишка, Снейп, – спокойно ответил Гарри. – Почему ты стал шпионить?

– Потому что это было единственно правильное решение, Поттер. Потому что я знаю, что должен делать, в отличие от тебя!

– Ну да. – Гарри ухмыльнулся. – Похоже, ты заодно знаешь, что должен делать я. В таком случае, пожалуйста, просвети меня, потому что я понятия не имею, чего от меня ждут!

Снейп уже открыл рот, чтобы ответить, но затем лишь глубоко вздохнул, к огромному удивлению Гарри.

– Прости, Поттер.

Гарри почувствовал себя виноватым. Это ведь он начал доставать Снейпа, значит, ему и извиняться.

– Нет, Северус, – сказал он, сделав ударение на имени. – Это я должен попросить у тебя прощения. Мне не следовало напоминать тебе о Дамблдоре. И, пожалуйста, называй меня Гарри.

– Я знаю, чтобы не путать тебя с твоим отцом…

– Ага. Я – не он. Более того, по-моему, я даже не похож на него.

Гарри вздрогнул, когда Снейп повернулся к нему. Его глаза вспыхнули странным, незнакомым светом.

– Да, не похож, – твердо сказал он.

Гарри медленно приходил в себя. Иногда Снейп его пугал. Только что, после упоминания об отце, Гарри был уверен, что Снейп его ударит (Джеймс Поттер был для него больной темой), но Снейп просто не уставал его удивлять.

– Ты ужасный человек, – сказал, наконец, Гарри. Его спутник раздраженно покачал головой.

– Не более чем ты, Поттер.

– Гарри.

– Какая разница.

На этот раз молчание длилось недолго, похоже, Снейп не хотел, чтобы Гарри скучал или впадал в депрессию.

– И когда же ты сюда приехал?

Гарри попытался подсчитать в уме.

– Кажется, где-то в июле. Точную дату я не помню. Похороны были двадцать пятого, а на следующий день я вылетел в США… Я пробыл там несколько дней…

– Чтобы сбить нас со следа, – вставил Снейп, и Гарри не сдержал усмешки.

– Ясен пень. Ну, а потом я приехал сюда.

– И выбрал ты это место не случайно, так ведь?

Гарри задумчиво взглянул на Снейпа. Этот человек столько всего узнал о нем за последние несколько дней… Гораздо больше, чем хотелось бы, и Гарри не был уверен, что готов к очередной “исповеди”. Тем более, на эту тему.

– Я не хочу об этом говорить, – ответил он. Он думал, что Снейп будет настаивать, но его бывший учитель только кивнул.

– Ты спрашивал, чем я занимался после твоего отъезда, – судя по голосу, Снейп собирался устроить нечто вроде обмена информацией, но Гарри это не волновало. Он хотел всего лишь отвлечься от своего горя. Зря он вообще открыл томик Йетса. – Я искал своих родственников. Как я уже говорил, у меня была сестра. – Почувствовав на себе взгляд Снейпа, Гарри кивнул. – Она единственная из моей родни не присоединилась к Темному Лорду, хотя ее муж, как и я, входил во внутренний круг.

Гарри побледнел, неожиданно вспомнив о документе, лежащем в его книге. Три дня назад Снейп открывал эту книгу, так что, вполне возможно, он видел свидетельство о смерти и теперь рассказывает все это, чтобы вытянуть из него правду. Ему стало страшно. Гарри никогда не заглядывал в свидетельство, он был слишком потрясен, когда чиновник с усмешкой сунул документ ему в руки… Но это значит… Святые небеса… это не может быть правдой…

Снейп, похоже, не замечал его волнения (или делал вид, что не замечает).

– Ее звали Хизер.

Гарри задрожал и сглотнул горькую слюну. Его тошнило. Он чувствовал себя загнанным в угол. Ему нужно было подумать обо всем этом в одиночестве, но он не мог так просто выскочить из машины и броситься наутек… оставалось дослушать Снейпа до конца, а затем попросить несколько минут на размышление. “Это гораздо хуже, чем уроки зельеделия”, – подумал он. Ну да. Когда-то он считал, что хуже зелий ничего и быть не может.

– Она была старше меня на десять лет. Мы с ней совершенно не похожи. Она училась в Рейвенкло, она была красивой и умной и никогда не стремилась к власти: единственное, что ей было нужно, это семейное счастье. Вскоре после окончания школы она вышла замуж за Мартиуса Монтегю.

Хизер Монтегю… Господи… это не может быть правдой! Не может… и все!

– Два года назад она исчезла, и мы с Мартиусом сбились с ног, пытаясь ее разыскать… безуспешно. Она как в воду канула. Я не знал, что с ней случилось. Я не находил себе места. Мартиус просто обезумел. – Гарри боялся даже взглянуть на Снейпа. Его желудок превратился в кусок льда, сердце бешено стучало, руки судорожно сжимали книгу. – Ты ничего не хочешь добавить к этой истории, Поттер?

Прежний ледяной тон вернулся, и в машине повеяло арктическим холодом.

– Я не знал, – сказал Гарри и наклонился вперед, уткнувшись лбом в гладкую обложку книги. – Клянусь, я не знал. Она никогда не говорила мне, что она твоя… твоя сестра…

Снейп мрачно хмыкнул.

– Ты меня за дурака держишь?!

С неожиданной решимостью Гарри поднял голову и раскрыл книгу.

Свидетельство о смерти.

Впервые в жизни Гарри развернул его.

Свидетельство о смерти

Имя покойной: миссис Хизер Монтегю
Девичья фамилия: Хизер Снейп
Место рождения: Лондон
Дата рождения: 16 января 1950 года
Дата смерти: 23 июня 2001 года
Причина смерти: отравление (подтверждено вскрытием)
Место смерти: Лондон, Госпиталь магических заболеваний и травм им. Св. Мунго, отделение магических травм и несчастных случаев

Бумага дрогнула в его руках, и Гарри мысленно выругался. Почему он раньше не взглянул? Тут же четко и ясно написано: Хизер Снейп.

Снейп. У него голова пошла кругом. Снейп.

Почему? Почему она не сказала? Почему никто не сказал?

– Значит, ты видел это свидетельство, – дрожащим голосом прошептал он.

– В день нашей встречи, Поттер, – на удивление спокойно ответил Снейп.

– Тогда почему сразу не спросил?

– Я не знал, что и думать. Я не понимал всю… ситуацию. Ты и вправду не знал?

– Что она была твоей сестрой? – Гарри яростно покачала головой. – Она мне не говорила. Я думал… – он умолк, погрузившись в своим мысли. – Она знала, что мы, то есть, я и ты, что мы э… не ладили. Наверное, она… не хотела меня расстраивать. Но… – Он неожиданно стукнул себя кулаком по коленке. – Она должна была мне сказать!

– А ты должен был хотя бы заглянуть в это свидетельство! – со злостью воскликнул Снейп.

– Зачем? – спросил Гарри, зажмурившись. – Зачем? – жалобно пробормотал он. – Она просила перед смертью, чтобы ее похоронили, ничего не сообщая родственникам…

– Но почему? – Теперь в голосе Снейпа не было ни злости, ни раздражения. Только печаль и отчаяние. – Я всегда любил ее! Мы были когда-то близки! Почему?

Гарри потер пульсирующие виски.

– Наверное, она считала… что ты такой же пожиратель смерти, как и ее муж

Снейп побледнел.

– Ты думаешь…?

– Я не знаю. Я же сказал, она никогда не упоминала о том, что вы родственники, и мы никогда не говорили о тебе.

– Ясно… – Снейп вздохнул. – Да, она не знала, что я был шпионом Альбуса. Это было опасно. Я не мог подвергнуть риску ее жизнь и рассказать ей… Все-таки ее муж был убежденным пожирателем смерти…

– Это точно, – с горечью рассмеялся Гарри. – Куда уж убежденнее.

– Ты его знал? – Снейп удивленно взглянул на него.

– А то нет. – Гарри хищно усмехнулся. – Это же я его убил.

* * *

Когда Северус затеял этот разговор, он надеялся, наконец, прояснить ситуацию. Но теперь он вообще ничего не понимал. А Поттер вел себя как ненормальный. Хуже того: он был так же непредсказуем, как и неожиданные повороты их беседы.

– Подожди, – он взмахнул рукой, чтобы успокоить хихикающего парня. – Давай по порядку.

– По порядку? – Поттер сделал круглые глаза.

– Зачем ты убил Мартиуса?

– Чтобы отомстить.

– За Хизер? – Северус был потрясен.

– Да. И нет. Не только за нее. За Рона и Луну тоже.

В машине неожиданно нечем стало дышать.

– Ты хочешь сказать…?

– И что же я, по-твоему, хочу сказать, Снейп? – вскипел Поттер.

– Что он… что это он напал на твой дом?

– Не надо быть таким… уклончивым, Снейп. Это он убил, прикончил, лишил жизни близких мне людей. И, похоже, твоих близких тоже…

Красивое лицо Мартиуса возникло перед мысленным взглядом Северуса. Значит, это был он. Сволочь!

Но он же сам передал эту информацию Темному Лорду. Он такой же убийца, как Мартиус.

Но он же не знал!

Незнание его не оправдывает. Он и в самом деле был всего лишь пешкой Альбуса, он никогда не пытался оспаривать решения старика, и когда Альбус велел ему передать эти сведения Темному Лорду, он даже не задумался о том, что Поттер может счесть это… предательством.

– Гарри, – решительно произнес он. – Это я…

Поттер только рукой махнул.

– Если хочешь признаться, что это ты передал информацию Вольдеморту, можешь не мучиться. Я знаю.

“Не такой уж он глупый, как кажется”, – подумал Северус.

– И ты не злишься на меня за это?

Когда Поттер повернулся к нему, его лицо было застывшим, как камень.

– У тебя не было выбора. Ты был такой же пешкой, как и я.

Теперь Северуса уже не взбесило сравнение с пешкой, как в прошлый раз.

– Но… должна же быть какая-то причина… почему Альбус так поступил! – воскликнул он.

– Ага. Он сказал. “Мой дорогой мальчик, я всего лишь хотел тебя защитить…” Он считает, что я важнее всех остальных вместе взятых.

– Но что же произошло? – спросил Северус более резким голосом.

– Я думаю, что, во-первых, он хотел упрочить твое положение среди сторонников Вольдеморта. Во-вторых, я лежал раненый в Святом Мунго, и он хотел отвлечь от меня внимание, потому что среди больничного персонала нашлись люди, которые догадывались, кто я такой. Тогда он уговорил Рона… – Поттер судорожно сглотнул, – принять многосущное зелье и превратиться в меня, а затем показаться в госпитале и поехать домой… Он дал Рону портключ в Хогвартс на тот случай, если его схватят. Дамблдор думал, что… что его попытаются захватить. И он был прав, его не собирались убивать, вернее, меня… Но в плане было слишком много слабых мест. Рон был уверен, что в доме никого нет. Он думал, что я знаю о плане и всех предупредил, что если его поймают и потащат к Вольдеморту, он просто воспользуется портключом. Это был опасный план, и, наверное, он бы сработал, если бы Дамблдор был искренен со мной и с Роном. Я был в сознании, но он даже не заикнулся о плане, когда приходил ко мне. А Рон полностью ему доверял. Он думал, что мы все уже обсудили. Если бы план удался, мы бы выгадали несколько дней, а Вольдеморт считал бы, что я прячусь в Хогвартсе. Но он не удался. – Поттер говорил почти шепотом. – Я не знаю, что там точно случилось, ведь меня там не было. Но я думаю, что Рон запаниковал, когда увидел, что в доме люди. Ему пришлось защищать двух испуганных женщин, которые понятия не имели ни о каком плане. И их было слишком мало. Они пытались защищаться. Но когда я пришел, они все уже были мертвы…

– Как ты попал домой? – тихо спросил Северус.

– У меня был собственный портключ от дома. И я почувствовал, что что-то не так. Я оглушил медсестру и сбежал. Первым я увидел Рона. Он был мертв. Я в ужасе бросился обыскивать дом, но нашел только Луну в моей спальне. Она была еще жива, но умирала. Ее изнасиловали и перерезали ей горло. Я взял ее на руки. Она была вся в крови. Я пытался остановить кровотечение, но не смог. Я был слишком слаб, чтобы аппарировать. Хизер нигде не было. – Глаза Поттера были закрыты, он побледнел, как смерть. – Я не сумел ее спасти. Она умерла у меня на руках, но она… сказала, что это был Монтегю. Мартиус Монтегю. И что он забрал Хизер с собой.

– Значит, это Мартиус убил Хизер, – с трудом выдавил Северус.

Вот теперь он понимал Поттера как никогда.

Теперь ему и самому хотелось навсегда уйти из волшебного мира.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль http://harry-potter-fiction.mirbb.net
MarLe
Admin
avatar

Сообщения : 269
Дата регистрации : 2010-02-08
Возраст : 33

СообщениеТема: Re: Глупец (Fool),AU /Драма /Приключения || джен || PG-13   Ср Фев 10, 2010 5:21 pm

Глава 7


Заметив, что Гарри дрожит, Северус забыл о собственных переживаниях. Он повернулся к парню: тот закрыл ладонями лицо и впился ногтями в лоб, пытаясь подавить рыдания.

Северус растерялся. И что же теперь делать? Он всегда играл роль бессердечного ублюдка, и это было нетрудно, потому что раньше он ненавидел мальчишку, Поттеровского сынка всем сердцем, но теперь уже сам не знал, какие чувства испытывает к нему. И не только из-за Хизер. Просто мальчик перенес столько потерь. И он вовсе не бесчувственный грубиян, он (и тут Северус понял, что таким он был всегда) всего лишь несчастный ребенок, вернее, молодой человек со своими чувствами, горестями, страхами, на плечи которого возложены надежды всего волшебного мира. Очень, очень сильный молодой человек, но всего лишь человек. Не герой. И не идол. И сейчас парень находится на грани срыва… возможно, это его состояние длится уже много месяцев, но последние несколько дней – наверняка. Могло ли появление самого ненавистного из его преподавателей толкнуть Гарри за эту грань? Или он уже за гранью, но все еще борется, проявляя ту силу духа, которую все ждут от него?

Длинные волосы Поттера упали ему на лицо, скрыв его выражение от острого взгляда Северуса. Но дрожь так просто не скроешь.

Приняв решение, Северус остановился в ближайшем поселке напротив гостиницы и, не дожидаясь реакции Гарри, буквально втащил парня в здание.

Был ранний вечер, и в баре было почти пусто, если не считать бармена и двух посетителей, о чем-то беседующих у двери. Северус осмотрелся по сторонам и заметил кабинку как раз на полпути между выходом и дверью на кухню. Удобное место – окон здесь не было, и их не могли заметить с улицы. Северус втолкнул дрожащего Поттера в кабинку, усадил его и сделал заказ. Как только официантка отошла от столика, он сел напротив Поттера и сунул ему в руки чашку с кофе.

– Пей.

Поттер кивнул и машинально сделал глоток. А затем поднял голову и взглянул в глаза своему самому ненавистному профессору.

– Прости, – пробормотал он, все еще дрожа. На его лбу остались кровоточащие следы от ногтей, а в зеленых глазах блестели слезы.

– Тебе же надо было… как-то выплеснуть эмоции, – ровным голосом сказал Северус. – Ты… оплакал их?

Гарри уткнулся взглядом в стол.

– Я… боялся. Пытался забыть… Никто не мог мне помочь…

Его ответ ранил Северуса в самое сердце.

– Но… – начал он, и тут Гарри шепотом заговорил:

– Все умерли. Дамблдор меня предал. Единственное, что я мог сделать – это бежать. И я сбежал. – Он с горечью хмыкнул. – И до сих пор все бегу.

– Но надо же когда-нибудь остановиться. Ты не можешь бежать вечно.

– Надеюсь, Вольдеморт меня убьет. И все закончится.

Голос парня был совершенно серьезным, как тогда, в его квартире, когда он просил Северуса убить его.

– Поттер… Гарри… – робко произнес Северус. – Ты еще так молод. Тебе придется встретиться с Темным Лордом, но у тебя есть шанс выжить…

– Я не хочу жить.

– Ты должен!

– Нет. – Голос Поттера был таким же пустым, как и его глаза.

– Да, – спокойно произнес Северус и продолжил, не замечая злости Гарри. – Когда я был молодым и глупым, я пришел к Темному Лорду. Мне только-только исполнилось восемнадцать. Я был вредным, насмешливым, некрасивым подростком, озлобленным и мстительным. Я хотел убить твоего отца, Блэка и кое-кого еще, и думал, что служба у Темного Лорда даст мне такую возможность. Вот я и пошел к нему. Я был идиотом. Я был ослеплен жаждой мести. А когда я опомнился, было уже слишком поздно. Меня заклеймили. Уйти я не мог. Я видел убийства и пытки и вскоре понял, что у меня не хватит сил продолжать. Но бежать было поздно. Я попался в ловушку. Я был одинок, я был пожирателем смерти, и я не знал, как жить дальше. Выхода у меня не было. – Он вздохнул и едва заметно улыбнулся. – Тогда я пошел в Хогсмид, в “Кабанью голову” и напился. Иначе у меня бы просто не хватило храбрости. И вот, нажравшись до поросячьего визга, я снял комнату, запер дверь и попытался покончить с собой. У меня бы получилось, если бы не проклятый Мундугус Флетчер с его страстью совать нос в чужие дела. Короче, очнувшись, я обнаружил, что вместо того, чтобы висеть в петле, я лежу на кровати, а вокруг толпятся Флетчер, Аберфорд и их собутыльники. Затем Флетчер догадался позвать Дамблдора. Когда директор пришел, я уже протрезвел, здорово струхнул и расхотел умирать. Я был уверен, что он сдаст меня министерству, и я окажусь в Азкабане. Но этого не случилось. Дамблдор знал, кто я, но даже не спросил, почему я перешел на темную сторону. Вместо этого он меня успокоил, а затем предложил стать его шпионом. Я согласился.

– Он манипулировал тобой, – неожиданно перебил его Гарри. – Он допустил, чтобы вся школа тебя травила, потому что наверняка знал, что это толкнет тебя на сторону Вольдеморта, а когда ты сломался, он просто тебя использовал.

– Поттер, это не…

– Тогда почему он ни разу не наказал моего отца или Сириуса? Почему он не исключил их из школы, или хотя бы одного Сириуса после того, как тот чуть тебя не убил? Он знал все, что делается в школе. Он хотел, чтобы так все и было. Ему понадобился шпион, и он сам довел тебя до этого.

– Это неправда!

– Да? – Поттер скептически выгнул бровь, и Северус чуть было не застонал.

Он не хотел верить Поттеру. Поверить Поттеру означало признать, что он не был хозяином собственной жизни, что все его решения ничего не значили, что он был лишь пешкой в чужой игре, глупым, маленьким, эмоциональным мальчишкой, которого обманом толкнули на скользкую дорожку…

– Он всегда доверял тебе, потому что мог тебя контролировать, потому что ты считал себя обязанным ему за то, что он не сдал тебя министерству, спас тебя от Азкабана и дал работу, которую ты ненавидишь… – Лицо Поттера было не насмешливым, а серьезным и печальным. – Ты совершил огромную ошибку, но ты был совсем одиноким, наверное, тебе и подсказать-то некому было…

– Заткнись, Поттер, – простонал Северус, и Поттер, как ни странно, заткнулся. – Я сам несу ответственность за свои ошибки. Это же я, а не кто-нибудь, принял неверное решение…

– Тебе было восемнадцать лет.

– Я был взрослым.

– Вряд ли.

– У тебя мания преследования, Поттер.

– Нет. Просто мне противно, что Дамблдор стремится победить в войне любой ценой. Что, по его мнению, цель оправдывает средства.

– Поттер…

– Нет, Северус. Пожалуйста, выслушай меня сначала, потому что я не все тебе рассказал. Ты и в самом деле потерял всех твоих родственников.

– Я же сам тебе это сказал. – Северус пожал плечами.

Поттер пропустил его замечание мимо ушей. Вместо этого он взял стакан с виски и осушил его одним глотком.

– Мне тоже нужна поддержка, Северус. Я не такой смелый, как ты думаешь.

Сердце Северуса сжалось от неприятного предчувствия. Поттер поставил стакан на стол, глубоко вздохнул и начал:

– Через год после выпуска я окончил курсы ауроров, и меня направили на патрулирование в Хогсмид. Там я познакомился с девушкой, она училась на последнем курсе в Хогвартсе. Мы могли видеться только в Хогсмиде на выходных, но так получилось, что мы… мы влюбились. Под конец учебного года я пригласил ее на свидание. Она согласилась, но очень боялась своих родителей. Она не хотела говорить родителям о том, что встречается со мной, и поэтому мы обратились за помощью к ее подруге, которая была и моей хорошей приятельницей.

У Северуса голова пошла кругом. Не может быть…

– Ее подруга помогала нам встречаться. Но это было так унизительно, словно у нас была какая-то грязная связь: тайком, все время тайком, все время что-то скрывая. Но она боялась действовать в открытую. А я был тогда полным придурком, но мне было всего лишь девятнадцать лет, и я не хотел завязывать серьезные отношения… вернее, переводить наши отношения на более серьезный уровень. Мы были еще так молоды. И еще я боялся, что если мы объявим о помолвке, она тоже станет мишенью. Так что мы просто встречались. Так продолжалось два года, а потом… однажды она пришла на свидание с красными от слез глазами. Я испугался. Я подумал, что она решила меня бросить. – Поттер улыбнулся собственным мыслям. – И я, даже не выслушав ее, сходу предложил ей выйти за меня замуж. Она чуть в обморок не упала, а потом сказала, что ждет ребенка.

Северусу хотелось протянуть руку и обнять парня, но он словно примерз к месту. Печальная история обернулась кошмаром, и он с трудом сохранял свой обычный невозмутимый вид.

Вот теперь все части головоломки встали на свои места, но он решил дослушать до конца. Поттеру надо излить душу. Северус был уверен, что эту историю парень не рассказывал никому.

– Я был в ужасе. Жениться еще куда ни шло, но родить ребенка в разгар войны – это что-то немыслимое. В общем, мы решили скрываться и дальше. Решили начать новую жизнь под фальшивыми именами. Но затем ее мать узнала о беременности. Но она не стала ничего говорить отцу. Напротив, она начала нам помогать. Это была ее мысль – переехать в Австралию. Мы поженились по законам магглов, и о нашем браке не знал никто, кроме Рона, Луны и моей тещи. Но так просто уехать я не мог, и поэтому мы договорились, что я останусь в Британии и буду приезжать к ним так часто, как только смогу. Мы решили, что они приедут сюда незадолго до рождения ребенка и будут жить среди магглов, чтобы избежать осложнений. Мы отправили в Сидней большую часть наших личных вещей, книги, одежду, всякие мелочи. Рон приезжал сюда и купил мебель. Все было готово. Даже билеты на самолет. – Он взглянул на Северуса с вымученной усмешкой. – Они должны были вылететь 25 июня. А потом вмешался Дамблдор.

Наступила мертвая тишина.

– И… что же случилось после того… как ты нашел… – Северус судорожно сглотнул, – мистера Уизли и мисс Лавгуд…

– Пришел Дамблдор, – хрипло пробормотал Гарри. – Он решил, что я тяжело ранен, потому что я был весь в крови. Луна умерла у меня на руках. Она истекла кровью. – Его передернуло. – Он отвез меня в Хогвартс, к мадам Помфри и они накачали меня снотворным. – Неожиданно он стукнул кулаком по столу. – Сволочь! Я же говорил ему, что со мной все в порядке, я не был ранен, и мне нужно было идти! Я должен был поехать к Монтегю! Но он уперся, и я проснулся в лазарете только на следующий день. Я знал, что уже слишком поздно, но все равно должен был попытаться отыскать Хизер. Я оглушил мадам Помфри, вырубил Мундугуса и сбежал. Я был в ужасе и отчаянии. Я знал адрес Монтегю и аппарировал к его дому. Мартиус был в гостиной. Он напал на меня, обзывал по-всякому. Я его оглушил, и, падая, он ударился об каминную полку. Он сломал себе шею. Умер сразу. И… – Поттера так трясло, что он не мог удержать стакан. Северус долго смотрел на него, а затем, с неожиданной решимостью, поднялся и сел рядом с ним. Гарри взглянул на него. – Это такой ужас, Северус… я… я не смогу тебе рассказать…

– А ты попытайся, – мягко предложил Северус.

Казалось, Поттер вот-вот потеряет сознание, но через мгновение он собрался с силами и ухватился за рубашку Северуса, словно в поисках опоры.

– Я нашел Хизер в спальне. С… с моим сыном. Они были мертвы.

Хотя Северус и ждал такого финала с самого начала истории, он не был готов это услышать. Не был готов это вынести. Поттер уткнулся лицом ему в рубашку, продолжая шептать:

– Домашние эльфы сказали, что Мартиус избил Хизер. Он называл ее Поттеровской сукой, шлюхой. И… из-за этого у нее начались роды. Но было еще слишком рано. Ребенок должен был родиться в августе. Тогда Мартиус решил, что сможет шантажировать меня этим ребенком. Но… ребенок умер. И тогда Мартиус убил Хизер. – К этому времени Северус уже крепко обнимал Поттера. – Когда я пришел, они уже были мертвы… я не мог их спасти… и все потому, что Дамблдор меня даже не выслушал.

Никогда в жизни Северус не чувствовал себя таким опустошенным. Даже когда он пытался повеситься, ему было… не так тяжело. Ну да, звучит по-дурацки, но это правда. Рассказ Поттера был кошмаром, после которого невозможно проснуться, безысходным, как могильная плита, и неожиданно Северус подумал о том, что жизнь – это всего лишь черточка между двумя датами. 1950-2001. Или 1982-2001. Эта маленькая черточка. И в ней – целая жизнь.

Его сестра, Хизер Снейп. Прожила 51 год.

Его племянница, Хизер Монтегю. Прожила 19 лет.

Жгучие слезы выступили у него на глазах. Это нечестно. Нечестно, нечестно, нечестно. Им бы жить и жить. Но они мертвы, потому что… почему? Потому что Поттер положил глаз на Хизер? Хизер Монтегю. Монтегю. Какое подходящее имя! Хизер Монтегю, слизеринка, дочь пожирателя смерти, влюбилась в Гарри Поттера, символ света… словно персонаж дурацкой Шекспировской трагедии.

Из-за чего еще? Из-за человека, который готов на все ради победы в войне? Который считает остальных людей пешками в своих жестоких играх?

Или из-за Мартиуса Монтегю, безжалостного ублюдка, не пощадившего родную дочь?

Нет, он не может винить Поттера. Парень сделал все, чтобы защитить своих близких. Но остальные двое… они виновны. Мартиус мертв, и это значит, что он может призвать к ответу только Дамблдора. После войны. Да, после войны старик ответит за все.

Поттер постепенно успокаивался. Северус осторожно отпустил его и придвинул к нему свой стакан. Парень покачал головой и смущенно отвернулся.

– Тебе нечего стыдиться, Гарри. – Северус вздохнул. В его глазах тоже стояли слезы. – Тебе нужно было выговориться…

Поттер кивнул.

– Прости, – сказал он.

– Ничего. – Северус глубоко вздохнул. – А как… как умерла моя сестра?

– Я пошел к ней после… после… – Он покачал головой. – Я переночевал в ее квартире. Утром я пришел к ней в комнату и увидел, что она умирает. Она отравилась. Я отвез ее больницу, но было уже слишком поздно. Она умерла. Медсестра передала мне книгу, сказала, что эта книга лежала у нее в кармане. Я положил в нее свидетельство о смерти и забыл о нем.

Долгое молчание.

– Спасибо, что рассказал, – прошептал Северус.

– Я не хотел, – искренне ответил Гарри. – Но когда ты сказал, что Хизер была твоей сестрой, я подумал, что ты должен это знать.

– Мне жаль, что я не знал этого раньше. Я мог бы помочь…

Поттер ткнул его локтем в бок и невесело хмыкнул.

– Ну конечно. Да ты бы рвал и метал, если бы Гарри Поттер стал мужем твоей племянницы! Какой скандал! Ты бы скорее проклял меня или отдал Вольдеморту, чем согласился бы принять в свою семью. И Хизер, обе Хизер прекрасно это понимали. Они даже скрыли от меня, что ты их родственник. Хотя жена все равно запрещала мне ругать тебя в ее присутствии.

– Я не знаю, – сказал Северус, когда Поттер умолк. – Я любил Хизер как родную дочь. Возможно, она сумела бы меня убедить. Они с моей сестрой гостили у меня почти каждое лето, а когда она поступила в Хогвартс, мы очень много общались. У нее не было друзей среди одноклассников. А перед тем… перед тем как уйти к тебе, она сказала мне, чтобы я не волновался, что она всего лишь хочет жить отдельно от отца. Мне это не понравилось, но я доверял ей. А когда и старшая Хизер исчезла бесследно… – Он вздохнул. – Почему мне не сообщили о похоронах?

– Потому что я никого не пригласил. Это было предсмертное желание… твоей сестры. Я… я знаю, что тебя это разозлит, но я похоронил их в Годриковой Лощине, рядом с могилой моих родителей.

Похоже, Поттер ждал возражений, но Северус только кивнул.

– Спасибо.

– Нет, – ответил Поттер. – Тебе спасибо, что позволил…

Северус выгнул бровь и усмехнулся.

– Дамблдор был бы в восторге, если б увидел, какие мы вежливые.

Гарри помрачнел.

– Пожалуйста, не напоминай мне о нем. Пускай он и считает себя невиновным, но я так не думаю. Он все у меня отнял. Хотя я знаю, что на самом деле во всем виноват Вольдеморт, ничего не могу поделать со своими чувствами. Если бы он обращался со мной как с равным, или хотя бы как со взрослым человеком, Сириус был бы жив. Может, для Рема и Гермионы ничего бы не изменилось, но Рон, Луна, моя жена, твоя сестра и… – Его голос дрогнул. – Мой сын был бы жив.

– Ты… – Голос Северуса тоже изменил ему. – Ты хотел назвать его Солидусом?

Поттер вскинул голову, его лицо казалось испуганным.

– Откуда ты знаешь?

– Тебе снился кошмар…

– Ой. – Гарри снова уткнулся взглядом в стол. – Я хотел назвать его Джейсоном. Но Хизер хотела, чтобы у него было серьезное имя, как у настоящего волшебника. И мы решили назвать его Джейсон Солидус Поттер. Но… я бы не стал настаивать на этом дурацком имени – Джейсон, если бы мог их вернуть. Я бы на все согласился. На все.

И тут уже Северус не смог сдержаться. Он сжал плечо Поттера и подождал, пока парень поднимет голову.

– Поттер… Гарри. Я знаю, что извинения не помогут. И что прошлого уже не изменишь. Но я прошу прощения за свое поведение. За то, как я относился к тебе с первой встречи. Это было недопустимо. Я был ослеплен ненавистью. Я обращался с тобой хуже, чем твой отец обращался со мной. Я не хотел ничего замечать. Я винил его за мои собственные ошибки, за мою загубленную жизнь. Я хотел отомстить ему через тебя. Мне нет прощения. Я должен был… повзрослеть. Но я не смог. Прости.

Судя по лицу Гарри, его это извинение не обрадовало.

– Когда-то я был бы рад это услышать. Но сейчас по мне лучше, чтобы Хизер была жива, а мы бы остались врагами… – Он закрыл глаза. – Но, конечно, я принимаю твои извинения. Все-таки ты мой единственный родственник.

– Ну да, – усмехнулся Северус. – Что-то вроде тестя.

– Ага. Что-то вроде.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль http://harry-potter-fiction.mirbb.net
MarLe
Admin
avatar

Сообщения : 269
Дата регистрации : 2010-02-08
Возраст : 33

СообщениеТема: Re: Глупец (Fool),AU /Драма /Приключения || джен || PG-13   Ср Фев 10, 2010 5:26 pm

Глава 8


Гарри стало намного лучше. Как будто огромная тяжесть свалилась с его души: он снова мог дышать, снова мог чувствовать – не просто ощущать, а именно чувствовать, и не только боль, но и грусть, печаль, страх… Он снова почувствовал себя живым. И Северус очень ему помог. Теперь он казался Гарри совершенно другим человеком. Не таким мрачным, не таким жестоким, не таким… уродливым. Да, сейчас, когда взаимная ненависть исчезла, Гарри уже не воспринимал его как урода: обычный мужчина, не красавец, конечно, но и не воплощение жестокости и злобы. Наверное, и отсутствие обычной презрительной усмешки тоже сыграло свою роль.

И теперь, получив возможность как следует рассмотреть своего бывшего преподавателя, Гарри заметил, что Хизер очень похожа на своего дядю. У нее были такие же губы, такие же брови, такая же линия подбородка. А если его сын был похож на Снейпа? Гарри не мог сказать этого наверняка. Он видел ребенка всего один раз и не решился приглядеться к нему, а потом события того дня казались ему окутанными туманом. Ребенок умер, не успев родиться. Его сын. Его покойный сын.

Сейчас Гарри ненавидел Дамблдора сильнее, чем когда бы то ни было. Когда он выговорился, вся эта история начала казаться ему еще более реальной; известие о родственной связи между Хизер и Снейпом только усилило его чувства. Теперь он видел в Хизер не отдельного человека, а представительницу большой семьи… И вся эта семья погибла.

Снейп тоже последний из своего рода, совсем как Гарри. Впрочем, нет, Гарри не последний – его дядя, тетя и Дадли (уже успевший жениться и развестись) по-прежнему живут в Суррее и радуются, что “этот уродец” никогда не вернется и не нарушит их маггловский уютный мирок. В последний раз Гарри видел их на летних каникулах перед седьмым курсом. И совершенно по ним не скучал.

Но все же он скучал по семье, по дому, который у него был когда-то.

– Не думаю, что сегодня мы доберемся до Лавертона. – Снейп неожиданно заговорил, нарушив долгое молчание. – Мы слишком уж засиделись в пабе.

– Ну и фиг с ним, – буркнул Гарри и потянулся.

– Мы могли бы доехать часа через три, но я столько за рулем не высижу. Спина болит ужасно, и глаза слипаются.

– Значит, надо остановиться.

– На следующей заправке. – Снейп зевнул.

– К тому же я есть хочу. Хотя мне уже осточертело спать в машине. Я нормально не высыпаюсь, и утром чувствую себя еще более уставшим, чем раньше.

– Я тоже, – вздохнул Снейп. – Но так меньше шансов, что нас поймают.

– Я знаю. И это же моя идея, в конце концов.

– Вот именно.

Они разговаривали еще несколько минут, и Гарри просто наслаждался болтовней, в которой не было ни ненависти, ни презрения. Это было так приятно.

– Хуже всего, что у меня есть чистая одежда в багаже, а я не могу ее достать, – пробормотал Снейп, когда Гарри размечтался вслух о ванне, нормальной постели и смене одежды.

– В Сиднее, что ли?

– Нет, в кармане. – Снейп нахмурился. – В уменьшенном виде. Все, что мне нужно, это палочка…

Гарри хмыкнул.

– Представляю, как тебя это бесит…

– Ага. – Снейп вытащил маленькую коробочку, и Гарри тихо засмеялся.

– Обалдеть.

Снейп фыркнул.

– И не говори. Если эта война когда-нибудь кончится, я буду целую неделю отсыпаться, причем не один…

– Ты уж определись, или будешь отсыпаться или трахаться, – со смехом заметил Гарри. – Не думаю, что ты сможешь делать оба дела одновременно.

– Хорошо. Тогда сначала приму ванну. Затем высплюсь. Ну а потом…

– Слушай, ты ведь не женат? – Гарри взглянул на Снейпа с любопытством.

– Естественно. Никогда женат не был, и не собираюсь, – серьезно ответил Северус. – Я в мужья не гожусь. Ненавижу ухаживания и всю эту чепуху. Предпочитаю сидеть в библиотеке, чем любезничать с какой-нибудь дурой или нянчиться с детьми. – Он даже вздрогнул от отвращения. – Да, и я сразу же уволюсь. Это будет первое, что я сделаю, а ванна и постель подождут.

– Ты ненавидишь преподавание.

– Это очень слабо сказано, мистер Поттер.

– Но ты же сейчас не преподаешь!

– Потому что директор решил, что найти тебя важнее, чем вести зелья. А после того, как студенты с моего же собственного факультета узнали о моем предательстве и попытались меня отравить, я взял годичный отпуск.

– Отравить тебя? – Гарри сделал квадратные глаза. – Они в своем уме?

Снейп ухмыльнулся.

– Конечно, нет. Я запах цианида за километр чую. Придурки малолетние.

– А что ты будешь делать потом?

– Когда потом?

– Когда уволишься, примешь ванну, отоспишься, потрахаешься… а потом?

– Еще не знаю. Напишу нормальный учебник по защите. И, наверное, по зельям тоже. А ты?

– Не думаю, что я до этого доживу.

Снова наступила тишина, и на этот раз оба молчали до очередной заправочной станции. В магазин они пошли вместе. Снейп почти сразу же извинился и направился в туалет. Гарри стоял, размышляя о событиях последних дней, когда ему в спину вдруг уткнулось что-то острое. Он замер. Это не мог быть Северус. Но когда Гарри начал поворачиваться, сзади донесся шепот:

– Не двигайтесь, мистер Пултер.

Второй мужчина возник перед ним: высокий, широкоплечий, в ярко-оранжевой мантии. При виде него Гарри чуть не подавился бутербродом. Волшебники здесь, на маггловской заправке, у всех на виду? Они что, сумасшедшие?

– Что вы здесь делаете? – откашлявшись, поинтересовался он.

– Вас ищем, мистер Пултер. Мы члены подразделения ауроров Австралийского Министерства магии. Вы арестованы. Вы подозреваетесь в убийстве Антонина Долохова…

– Так вот, кто это был! – Гарри весело улыбнулся. – Так ему и надо, козлу. Впрочем, его убил не я, – жизнерадостно продолжил он. – А один из его приятелей, пожирателей смерти. Вы же видели у него темную метку на левой руке…

– Нет, ничего подобного на его левой руке не было, мистер Пултер. Напротив, нам известно, что вы подозреваетесь в причастности к организации, о которой вы только что упомянули.

Гарри презрительно усмехнулся.

– Похоже, у Вольдеморта свои люди в министерстве. – Он со злорадством заметил, как дернулся Аурор, услышав имя Вольдеморта. Гарри медленно закатал левый рукав рубашки, продемонстрировав девственно-чистую кожу. – Я не его последователь, и никогда им не был.

– Но вы же волшебник! – с триумфом воскликнул человек, стоящий позади.

– Конечно. – Гарри пожал плечами.

– Значит, мы должны задержать вас до…

Гарри начал злиться.

– Ну, нет. Так я и дам вам себя арестовать. – Он наклонился к своему собеседнику, заметив краем глаза, что дверь туалета начала медленно открываться. – Я могу доказать, что я не тот, кого вы ищете. Смотри сюда. – Мужчина, стоящий позади него, шевельнулся. Кажется, ему тоже было любопытно. Гарри с усмешкой отлепил со лба кусочек фальшивой кожи и отбросил длинные волосы. Стоящий перед ним аурор чуть в обморок не упал.

– Вы… – забормотал он. – Вы…

Гарри почувствовал, что палочка больше не упирается ему в спину – аурор, стоявший за спиной, подошел к своему приятелю, чтобы взглянуть на то, что так сильно потрясло его напарника.

Когда он увидел шрам в виде молнии, его глаза расширились от удивления.

Но долго любоваться на шрам им не дали: в следующую же секунду Гарри ударил одного из ауроров в лицо, а Северус сбил с ног второго. Затем оба выпрямились с палочками в руках.

– Я думаю, надо стереть память рабочему с заправки. Похоже, он слегка в шоке.

Снейп кивнул, и в тот же миг ошеломленное выражение на лице рабочего сменилось недоумением. Гарри и Снейп вытащили двух полуоглушенных мужчин из здания, а затем переглянулись.

– Что теперь? – спросил Снейп.

– Ты сказал, что у тебя с собой багаж? Там случайно сыворотка правды не завалялась?

– Конечно, завалялась, – ответил Снейп почти обиженно. Как будто носить флакон с веритасерумом в заднем кармане было обычным делом. – Но не здесь же этим заниматься. Не хотелось бы, чтобы меня поймали, когда я буду вливать в министерских ауроров запрещенное зелье.

Они втащили обоих ауроров в машину и отъехали на пару миль от заправки.

– Наложи Petrificus на этого парня. – Гарри указал на одного из ауроров. – А теперь – Ennervate.

Снейп возмутился.

– У вас тоже есть палочка, мистер Поттер.

– Я не горю желанием встретиться с Вольдемортом, мистер Снейп, – возразил Гарри. В глазах Снейпа мелькнуло понимание; он наложил нужные заклятия на одного из мужчин, увеличил свой багаж и достал флакончик с прозрачной жидкостью.

Снейп влил три капли в рот аурору.

– Можешь начинать, – обратился он к Гарри.

– Ты работаешь в министерстве? – Гарри склонился над лежащим мужчиной.

– Да, я аурор О’Ли из подразделения ауроров Австралийского Министерства магии.

– Ты сторонник Темного Лорда?

– Нет.

Снейп и Гарри дружно вздохнули с облегчением.

– Кого вы ищете?

– Джеймса Пултера из Сиднея.

– Почему?

– Он подозревается в убийстве и участии в организации Сами-Знаете-Кого.

– Кто дал вам эту информацию?

– Мы получили ее из Британского Министерства магии.

– Великолепно, – проворчал Снейп.

– Как вы меня нашли?

– Мы получили анонимный звонок, вас видели в баре при гостинице пять часов назад. Так как вас считают опасным волшебником, министерство отправило нас, а не маггловскую полицию.

– Пять часов, – сказал Снейп. – Скоро они будут здесь.

– Я чего-то не понимаю, Северус. – Гарри прервал допрос. – Они не видели метки на руке у Долохова.

– Значит, это был он. – Снейп рассеянно кивнул. – После смерти хозяина или носителя метка исчезает. Помнишь Барти Крауча? Его метка была бы веским доказательством правоты Дамблдора, но после смерти (даже если это не окончательная смерть, а временное развоплощение, как в случае Темного Лорда) метка исчезла. Поэтому они не смогли выловить всех пожирателей смерти после первой войны. Доказательства не было.

– Ага. – Гарри кивнул. – А как же темная метка над моим домом? Магглы могли ее видеть?

– Нет. Только волшебники могут видеть результат этого заклинания. Магглы видят что-то вроде фейерверка.

Снейп порылся в своих вещах и вытащил еще один флакон.

– А это что?

– Многосущное зелье. Мы превратимся в этих ауроров и аппарируем куда-нибудь подальше, пока Темный Лорд не заявился сюда.

– Если я аппарирую, он почувствует мою…

– Нет. Многосущное зелье даст тебе не только внешность другого человека, но и его магическую подпись.

– Я не знал.

– Чем ты только занимался на седьмом курсе?

– Пытался не обращать внимания на одного вредного преподавателя.

Снейп открыл было рот, но сразу его закрыл.

– Ну ладно. Давай займемся делом.

Вскоре Снейп превратился в молодого человека с каштановыми волосами, а Гарри стал светловолосым мужчиной средних лет с пивным животиком.

– Мы вернемся в Сидней, снимем комнату, выспимся, а завтра решим, что делать дальше.

– Почему не в Перт?

– Потому что я никогда там не был. Я не смогу туда аппарировать.

– Понятно.

Они засунули двух оглушенных ауроров в машину и исчезли.

* * *

Когда они добрались до комнаты, Северус заметил, что Гарри с ног валится от усталости. Ничего удивительного: этот день, с его болезненными признаниями и неожиданным появлением министерских ауроров, после двух суток, проведенных в машине, и нападения пожирателей смерти, выжал из парня все силы.

И все же Северус заставил Поттера поесть и принять душ, но как только его черноволосая голова коснулась подушки, мальчишка сразу же провалился в сон.

Северус, напротив, решил сначала побаловать себя, и после ужина улегся в ванну, размышляя о том, что делать дальше. Здравый смысл подсказывал, что надо вернуться в Британию и вступить в последнюю битву на стороне Ордена. Но он знал, что Поттер никогда на это не согласится, а в одиночку принимать такое решение, даже не посоветовавшись с Гарри, Северус не мог.

Скорее всего, его бывший хозяин здесь, на этом континенте, вместе со своими приближенными из внутреннего круга, но, естественно, не со всеми. Человек двадцать, не больше.

А их двое. В десять раз меньше, чем врагов. Если Поттер вообще позволит ему влезть в драку. Мальчишка… нет, молодой человек, явно предпочитает геройствовать в одиночку. И до сих пор понятия не имеет о том, как выполнить свою миссию. Пророчица предсказала, что Гарри сможет победить Темного Лорда, но забыла упомянуть, что именно он должен сделать. Не говоря уже о том, что у Гарри нет собственной палочки, а на чужую в такой ситуации полагаться опасно.

От глубоких размышлений Северуса отвлек слабый возглас. Схватив палочку (теперь Северус решил, что и шагу без нее не ступит), он обернул вокруг талии полотенце и осторожно выглянул из ванной.

Ничего. Комната была пуста, только Поттер вскрикивал во сне.

Неожиданно вспомнив, что Поттер не очистил свой разум перед сном, Северус подошел к кровати Поттера и встряхнул его.

– Поттер, проснись!

Его спутник умолк и открыл глаза.

– Что?

– Ты не очистил свой разум, – раздраженно напомнил ему Северус.

– У меня там все чисто, – ответил паршивец и повернулся на другой бок, но Северус не дал ему снова уснуть.

– Нет! Поттер, сначала ты должен очистить свой разум! – заявил он, пытаясь говорить приказным тоном, хотя его полуобнаженный вид слегка смазывал впечатление.

– Мне это не нужно, – донеслось сонное бормотание. – Я делаю это машинально.

Северус прищурился и навел на него палочку.

– Посмотрим. Legilimens!

Мальчишка даже глаз не открыл, и все же Северуса отбросило. Вернувшись в ванную комнату, он попытался обмозговать полученную информацию. Защищать свой рассудок Поттер научился. Но означает ли это, что он научился и нападать?

Вода еще не остыла, но Северус сделал ее погорячее, прежде чем снова залезть в ванну.

Надо будет расспросить Поттера о том, чему именно он сумел научиться. Северус был уверен, что не дал ему ничего кроме приемов защиты.

Но если Поттер знает, как нападать…

Если Поттер ему доверяет…

Если Поттер сумеет преодолеть жажду мести и использует данную ему силу…

Тогда им не понадобится больше ничего, кроме удачи. И они, наконец, станут свободными.

Северус глубже погрузился в горячую воду. Мальчишка уверен, что у него нет будущего, и это еще одна проблама. Поттеру необходима цель в жизни, чтобы он смог победить. Северус вздохнул, чувствуя свое бессилие. Он должен найти цель для Поттера – для Гарри, для мужа Хизер, парня с трагической судьбой – он должен дать ему надежду на лучшее, что-то… ради чего стоит жить.

Северус застонал. Это самая трудная задача в его жизни. Он в роли советчика! Полная чушь. Но он обязан это сделать, и не только из-за Темного Лорда, волшебного мира и прочей ерунды. Он сделает это ради своей сестры и своей племянницы – двух женщин, которых он любил сильнее всего. Это его долг перед ними.

И этот долг очень отличается от его долга перед Дамблдором. Это светлое и легкое обязательство, это лучшее, что он может сделать в своей жалкой жизни.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль http://harry-potter-fiction.mirbb.net
MarLe
Admin
avatar

Сообщения : 269
Дата регистрации : 2010-02-08
Возраст : 33

СообщениеТема: Re: Глупец (Fool),AU /Драма /Приключения || джен || PG-13   Ср Фев 10, 2010 5:30 pm

Глава 9


– Нет, ну я точно чокнутый, – распекал себя Гарри, стоя возле колонны в длинном заброшенном ангаре. Но в глубине души он знал, что Северус прав. Он должен положить конец этой войне раз и навсегда. И все же он боялся, что погибнет, даже не успев поднять палочку. Его сердце билось, как бешеное. Такого мучительного ожидания в его жизни еще не было.

Гарри не был уверен, что снейповский план сработает, но за неимением лучших идей пришлось согласиться. Но он боялся. И это ощущение казалось ему незнакомым. Он забыл о страхе с тех пор, когда его покинули все, кого он любил. Долгое время он думал, что жизнь ничего для него не значит. Но теперь, стоя посреди ангара и дожидаясь смерти, он неожиданно понял, что не хочет умирать. Северус рассказал ему столько всего о волшебном мире, о его дальних родственниках, о семье Уизли, которые все еще любят его, о Гермионе, которая совсем одна в своей больничной палате, о Невилле, все таком же растяпе, который очень скучает по своему лучшему другу, о Хагриде, который места себе не находил поcле Гарриного неожиданного исчезновения, о МакГонагалл, которая постоянно упрекает Дамблдора в том, что он неправильно поступил с Гарри… Столько людей беспокоятся о нем, хотят снова его увидеть, и Гарри, закрыв глаза, вспомнил чаепития в хижине Хагрида с этими ужасными кексами, вспомнил Фреда и Джорджа с их шуточками, да, он даже по шуткам их соскучился.

Снейп… нет, Северус, сказал, что ему стоило бы вернуться в Британию, поговорить с Дамблдором и попытаться избавиться от своих предубеждений… и обещал помочь.

– Глупо думать, что все закончилось, только лишь потому, что ты ушел и сделал ручкой на прощание, Поттер. Прошлое забыть невозможно. Тебе и не дадут его забыть. Так что тебе все равно придется принять его и жить дальше. Тебя ведь в Гриффиндор не за красивые глаза распределили!

Гарри так и не понял, оскорбил его Снейп или нет, но это было неважно. Он знал, что его бывший учитель прав. Ему нужно встретиться со своими демонами, с каждым из них, и если вчера он сумел пережить заново самые страшные события своей жизни, то сегодняшняя встреча с Вольдемортом может оказаться не такой уж пугающей.

Неожиданно с разных сторон начали доноситься хлопки, и Гарри понял, что здание уже окружено пожирателями. Он принялся считать про себя. Один, два… Одиннадцать. Внутри – одиннадцать хлопков. И среди них – Вольдеморт, Гарри знал это наверняка, он сразу же узнал его, точно так же, как и этот монстр чувствовал его магическую подпись – именно магия Гарри привела сюда темного мага. Сердце забилось быстрее. Сейчас все закончится. Чтобы подавить нарастающий страх, Гарри подумал о своих близких, о людях, которых любит или когда-то любил.

Его возлюбленная и его сын, Хизер, Рон, Гермиона, Луна, Сириус, Рем, его родители, Седрик, и многие другие, которые не были так уж близки к нему, но тоже погибли. Он в долгу перед ними. Стоило ему на мгновение зажмурить глаза, и он почувствовал, как они стоят за его спиной, поддерживая его, нашептывая слова ободрения.

“Я люблю тебя, Гарри. И всегда буду любить”, – голос его возлюбленной.

“Я горжусь тобой, сынок. Ты стал настоящим человеком”, – говорит его отец.

“Не забывай, что моя любовь всегда защитит тебя”, – шепчет мама.

“Однажды ты это сделал, приятель. Значит, получится и сейчас”. – Гарри почти увидел усмешку Рона.

“Ты вызвал Патронуса в тринадцать лет. Ты это сможешь”. – А это Рем.

“Хоть я и ненавижу этого сопливого гада, Гарри, но он прав. Ты должен убить монстра и продолжать жить. Тебе еще многое нужно успеть в этой жизни. Мы будем ждать тебя, но ты не должен торопиться. Живи. Живи на полную катушку. Если ты любишь нас, ты это сделаешь”.

– Сириус, – прошептал Гарри, и слезы потекли по его лицу. – Прости меня…

“Ты не виноват в нашей смерти, Гарри. – Гарри мог поклясться, что видит Седрика, стоящего рядом с ним. – Не вини себя. Иди. И не оглядывайся”.

Гарри кивнул и вышел из тени. В центре не было никого. Ангар казался таким же пустым, как и минуту назад. Стих даже тихий шелест мантий.

Пора. Гарри с тревогой взглянул на палочку в своей руке. Она была чужой, и, хотя он мог ею пользоваться, плохо подчинялась его воле. Но это не имело значения. Он поднес палочку к горлу.

– Sonorus, – прошептал он, зная, что сейчас его голос заполнит собой весь ангар, и никто не сможет догадаться, откуда он доносится, а черная мантия делает его, Гарри, неотличимым от остальных пожирателей смерти. – Ты пришел не один, Том, – произнес Гарри, и его громовой голос прокатился по огромному, пустому ангару.

Вскоре ему ответили.

– И что? Разве ты один? – в голосе звучала насмешка.

– Конечно. Я думал, мы сможем наконец остановить эту дурацкую войну. Ты ведь знаешь пророчество?

– Или ты, или я.

– Вот именно. Я хочу сразиться с тобой на дуэли, но при одном условии.

Безумный хохот разорвал тишину.

– И что же это за условие?

– Твои слуги не будут вмешиваться.

Снова смех.

– Ты и впрямь хочешь умереть, Поттер?

– Поклянись, или я уйду.

– Если ты уйдешь, я последую за тобой.

– У меня в руке портключ до Хогвартса. Если ты не примешь мои условия, я вернусь к Дамблдору, и при следующей нашей встрече я буду уже не один. – Это не было ложью: портключ Северуса лежал в его ладони, и Гарри крепко сжимал его, хотя и не собирался использовать.

Наступила долгая тишина, и Гарри мог поклясться, что слышит мысли Вольдеморта. Что если у Поттера действительно есть портключ? Что если я упущу возможность встретиться с ним лицом к лицу? Дамблдор слишком опасный противник, чтобы сражаться с ними обоими. Что если это ловушка?

– Итак? – поинтересовался Гарри.

– Здание окружено. Тебе никто не поможет.

– Я знаю, Том. Ты так сильно боишься меня?

Рев ярости.

– Рано смеешься, Поттер. Я тебя не боюсь, и ты это знаешь. И не смей называть меня Томом.

– Значит, дуэль? Я даю тебе на размышление десять секунд.

Очередной раздраженный возглас, и краткий ответ:

– Хорошо, я принимаю твое условие.

– Поклянись, и я поверю.

– Ты истинный слизеринец, Поттер.

– Поклянись своей жизнью и жизнями твоих слуг, или дуэли не будет.

– Но…

– Время вышло. Ты клянешься, или мне уходить?

– Я поклянусь, Поттер.

– Тогда клянись.

– Клянусь моей жизнью и жизнями моих слуг, что они не будут вмешиваться в нашу дуэль.

– Прекрасно. – Гарри пробормотал противозаклинание, и ангар наполнился тишиной. Глубоко вздохнув, чтобы унять сердцебиение, Гарри сбросил с плеч черную мантию, наложил на себя защитные чары и медленно отошел от колонны. Оставалось только надеяться, что он не погибнет в следующую же минуту.

Слева от себя он заметил какое-то движение, и из тени возникла фигура Темного Лорда. Не говоря ни слова, они вышли в центр и встали в традиционную боевую позицию.

– Я знаю, что ты один, Поттер. Мои слуги обыскали здание.

Гарри пожал плечами.

– Ты пришел драться или разговаривать?

– Хорошо. – На змеином лице появилось выражение смертельной угрозы. – Тогда на счет три.

Гарри кивнул.

– Один… два… три…

– Stupefy!

– Avada Kedavra!

Два заклинания прозвучали одновременно, и оба противника метнулись в сторону, уклоняясь от вспышек света.

– Expelliarmus! – неожиданно к двум голосам присоединился третий, и из руки Вольдеморта вылетела палочка. – Держи, Поттер, пока… – Но не успел Снейп закончить, как пожиратели смерти дружно ринулись в его сторону, и только трое из них бросились к Гарри, успевшему схватить палочку Вольдеморта. Гарри ощущал ее как свою собственную, как и предсказывал Снейп.

– Убейте его! – завизжал Вольдеморт, и его слуги подняли палочки. Гарри зажмурился от ужаса. Этого следовало ожидать, и если Снейп ошибся…

– Avada Kedavra!

Гарри затаил дыхание.

Глухой удар. Еще один. И еще.

Снейп оказался прав, – подумал Гарри, открыв глаза.

Вмешавшихся слуг убила клятва.

Похоже, Вольдеморт пришел к такому же выводу, потому что, воспользовавшись замешательством Гарри, попытался укрыться за колоннами. Но Гарри был готов к этому.

– Ligamens, – прошептал он и направил палочку на не успевшего спрятаться Вольдеморта. В следующую секунду он оказался в душе своего врага, он стал своим собственным врагом, стал Вольдемортом, и на миг ему захотелось отступить, все бросить, и пусть его врага убивает кто-нибудь другой, а он еще не готов, не готов встретиться… с таким количеством ненависти и тьмы, страха и жажды убийства, и тьма окружила его, захватчика, незванного гостя, и Гарри пришлось бороться, чтобы не убежать… и не пасть, потому что тьма звала его, нашептывала ему лживые слова о долгожданном отдыхе, тепле и покое, о величии, славе и власти над миром, и это было похоже на водоворот – у Гарри закружилась голова, хотя это была вовсе и не его голова, или он просто перестал это осознавать…

Водоворот пытался поглотить его, утащить в пучину. Он очаровывал, пел ему о величии, и Гарри понял, что тонет.

“Ты можешь стать великим...”

“Ты можешь править миром...”

“Ты получишь свободу действий...”

“Ты сможешь все изменить...”

“Ты сможешь отомстить за смерть своей возлюбленной...”

“Ты станешь сильнее, чем Дамблдор...”

Сердце замерло у Гарри в груди. Месть… Дамблдор ответит за все… В его власти будет отомстить Дамблдору за гибель жены и сына!

Водоворот так близко…

Месть...

За Сириуса, который был первой жертвой старика.

За обманутого Рона, который всего лишь пытался его защитить. Дамблдор его использовал. Рон был для него всего лишь орудием.

За Луну, Хизер и его сына.

Он убьет Дамблдора. Он убьет его, потому что это будет в его силах!

Месть!

“Гарри, нет! – донесся голос издалека, подозрительно похожий на голос Гермионы. – Вспомни!

– Что вспомнить? – спросил у себя Гарри, чувствуя, как его омывают волны горя и ненависти. Но он в долгу перед Гермионой. Он обязан хотя бы попробовать.

“Иди. И не оглядывайся”. – Так сказал ему Седрик.

“Не забывай, что моя любовь всегда защитит тебя”. – Мама.

“Я люблю тебя, Гарри. И всегда буду любить”. – Хизер.

И, неожиданно, в его памяти зазвучал другой голос, старческий голос, тихий, полный боли и сожаления.

“Ты был слишком дорог мне. Твое счастье было для меня важнее, чем твое знание правды, твое душевное спокойствие – дороже моего плана, а твоя жизнь – ценнее тех жизней, которыми, возможно, пришлось бы расплатиться за провал этого плана. Иными словами, мое поведение было именно таким, какого и ждал Вольдеморт от глупцов, способных любить”.

И Гарри понял. Дамблдор любил его. Он любил его больше, чем Гарри мог себе представить. Именно из-за этой любви он пытался оградить его, удержать подальше от Вольдеморта, подальше от страха, страданий и смерти. Дамблдор не позволял ему действовать, потому что пытался сохранить ему жизнь – ему, парню, который слишком много испытал для своих лет, и он не виноват, что Гарри обижался и чувствовал себя обманутым. Да и сам Гарри не был искренен с Дамблдором, потому что не хотел видеть эту любовь, он скрыл от директора факт своей женитьбы, и именно это его недоверие убило Луну, Хизер и, в конечном счете, его сына…

“Мое поведение было именно таким, какого и ждал Вольдеморт от глупцов, способных любить”.

Вот теперь Гарри понял. Это его вина...

“Ты не виноват в нашей смерти, Гарри. – Голос Седрика нарушил ход его мыслей. – Не вини себя”.

“...глупцов, способных любить...”

И тут, неожиданно, Гарри увидел свет. Не тьму, не месть.

Он больше не хотел мести.

– Я всех вас люблю, – прошептал он, и позволил этому чувству излиться из своего сердца. – Я всех вас люблю, – повторил он, думая о Хагриде, Невилле, Гермионе, семье Уизли, Дамблдоре… и Снейпе. Да, и о Снейпе тоже. О людях, которые все еще живы. Которые любят его и ждут его возвращения. Гарри понял, что его место среди них, и улыбнулся. – Я иду, – сказал он и сделал шаг к свету.

* * *

Как только бывшие соратники бросились на Северуса, он сразу же аппарировал. Ничего больше для Поттера он сделать не мог, а оставаться в здании было слишком опасно. Пожиратели смерти не могли причинить вред Поттеру во время дуэли, но Северус был для них идеальной мишенью, так что ему пришлось сбежать.

Это было непростое решение, хотя Поттер и согласился с ним, когда они обсуждали свой план.

– Ничего со мной не случится, Северус. Ты мне ничем больше не поможешь, только сам подставишься. Не хватало еще мне отвлекаться из-за тебя.

Ну да, мальчишка прав, и все же Северус места себе не находил. Он не хотел, чтобы Гарри погиб. И Вольдеморт тут не при чем – плевать он хотел на судьбу своего бывшего хозяина. Но у Гарри столько слабостей, что Северус не мог не беспокоиться. Пускай он один из самых светлых людей, каких ему доводилось встречать в жизни, но из-за боли, недоверия и страха, омрачивших его сияющую душу, он может навсегда затеряться в глубинах разума Темного Лорда и, в конце концов, умереть, если не хуже.

Северус начал нервно ходить кругами.

Он должен был сказать Гарри, что Дамблдор его любит. И что сам он тоже к нему привязался. Или нет…? В любом случае, о Дамблдоре нужно было рассказать. Забыть об этом было очень-очень серьезной тактической ошибкой. Темный Лорд может воспользоваться этим для ответного удара.

Он мысленно выругался.

Основной причиной того, что он не упомянул о Дамблдоре, был страх нарушить хрупкое душевное спокойствие Гарри. И все же это была ошибка.

Северус закрыл глаза, беззвучно шепча молитву. Он молился, чтобы у Гарри хватило света, любви, веры в свое будущее.

Со вздохом он дрожащей рукой завернул левый рукав и взглянул на символ своей вины и позора. Он ненавидел ее. Ненавидел метку и все, что с ней связано. Он больше не стремился ни к власти, ни к темным знаниям. Все, чего он хотел, это дождаться возвращения Гарри и поужинать с ним вместе… Возможно, в Хогвартсе… если Поттер не потерял этот долбаный портключ, они могли бы поужинать… ой, нет. В Британии сейчас глухая ночь… Но домовые эльфы всегда готовы помочь, даже посреди ночи, и наконец-то он выспится в собственной кровати… А для Поттера можно будет трансфигурировать диван…

ХЛОП. Он вздрогнул от неожиданности.

– Все думаешь, Северус? – донесся сзади жизнерадостный голос, и Северус по привычке рявкнул:

– Поттер.

На мгновение они застыли, глядя друг на друга.

– У меня получилось, – прошептал Гарри, и Северус изумленно посмотрел на свою руку.

Метка исчезла.

Он провел пальцем по нежной коже, ожидая знакомого покалывания, но ничего не почувствовал. Не было даже шероховатости, которую он ощущал все эти годы, пока Темный Лорд был развоплощен. Ничего, только теплая кожа и биение пульса, когда Северус надавил сильнее, все еще не веря, что он свободен, раз и навсегда, свободен, свободен, словно все его грехи отпущены, он свободен…

– Она пропала, – испуганно произнес Северус и взглянул на парня. – Он мертв…

И они кинулись обниматься, хлопать друг друга по плечам, крича во все горло.

– Он умер!

– У меня получилось!

– Мы свободны!

– Все закончилось!

– Ты его сделал!

– С твоей помощью, злодей!

– Ты его сделал, глупый мальчишка!

– Он умер, умер, умер…

– ДА!

Они хохотали, как безумные, кричали и плакали, пока оба не рухнули на землю, совершенно выбившись из сил.

Несколько минут они молча глядели друг на друга, а затем заговорили одновременно:

– Я есть хочу.

– Дамблдор тебя любит.

Гарри кивнул.

– Я понял. К счастью, не слишком поздно.

– Это я виноват.

– Не говори так. Если бы не ты, Вольдеморт был бы жив.

– Но это ведь ты его победил. Кстати, а как тебе это удалось?

– Понятия не имею. Просто я почувствовал, что люблю стольких людей, и все они любят меня и не осуждают за то, что было в прошлом, и я увидел свет, а тьма… просто исчезла. Уже в следующую секунду я оказался в своем теле, а Вольдеморт превратился в кучку пепла.

Северус не смог сдержать улыбку.

– Ты отлично справился.

– С твоей помощью.

Северус хотел было возразить, но затем кивнул.

– Знаешь, Дамблдор однажды сказал мне, что тьма – это всего лишь отсутствие света. Принеся свет в душу Темного Лорда ты просто… разрушил его изнутри.

– Как жалко, что Дамблдор не дал тебе должность учителя по защите.

– Наверное, он хотел, чтобы я был поблизости постоянно, а не только один год.

Мальчишка лукаво усмехнулся.

– Слушай, Северус, а это не ты ее проклял?

Ну что за наглость! Северус выгнул бровь.

– Нет, скорее уж сам директор, который хотел приберечь эту должность для тебя.

Гарри задумчиво кивнул.

– Давай вернемся домой и у него спросим.

– Дома сейчас ночь. Наверняка, директор давно спит.

– А мы его разбудим. – Гарри встал и подал руку Северусу. – Пока сообщить ему, что война окончена. И что я не него не обижаюсь. Уже нет.

Гарри выщил из кармана портключ: это был носок, похожий на те, которые любил носить Добби. Северус закатил глаза и прикоснулся к носку одним пальцем.

– Домой, – прошептал он, и в следующее мгновение они навсегда исчезли из австралийской пустыни.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль http://harry-potter-fiction.mirbb.net
MarLe
Admin
avatar

Сообщения : 269
Дата регистрации : 2010-02-08
Возраст : 33

СообщениеТема: Re: Глупец (Fool),AU /Драма /Приключения || джен || PG-13   Ср Фев 10, 2010 5:34 pm

Глава 10


Гарри чувствовал себя опустошенным, и Северус прекрасно это понимал. Парень стоял посреди полупустого зала, один, теребил в руках орден Мерлина первого класса и рассеянно глядел в сплошную черноту за окном. На его лице застыло выражение усталости, под глазами появились темные круги, а сами глаза казались тусклыми и покрасневшими.

Праздник подходил к концу, все уже разъезжались по домам, и только несколько гостей задержались, чтобы поболтать с друзьями. Гарри не раз пытались втянуть в разговор, но парень был таким отрешенным и замкнутым, что его очень скоро оставили в покое. Северус не мог не сочувствовать этому одинокому, бесстрашному и сильному человеку, и наконец-то он понял, что нашла в нем младшая Хизер – то, что он не замечал даже во время их недолгого совместного путешествия и не хотел замечать раньше: ту самую человечность, которая позволила Гарри победить монстра, простить себя и Дамблдора и жить дальше… Впрочем, в последнем Северус мог и ошибаться. Вряд ли Гарри знает, как жить дальше. Как раз наоборот: его обязанность выполнена, ноша, которую взвалили на его плечи, исчезла, и у него ничего не осталось. Ничего.

Гарри, пускай и невольно, положил на алтарь этой войны все, что у него было: родителей, друзей, любимую и сына – свое прошлое и свое будущее, а теперь не знал, как распорядиться своей опустевшей жизнью. Северус помнил их разговор о планах на будущее, когда парень ответил на его вопрос с удручающей безнадежностью: “Не думаю, что я до этого доживу”.

И все-таки Гарри жив, он по-прежнему “Мальчик-который-выжил”, но для чего? У Северуса сжалось сердце при виде этого одинокого силуэта; он неохотно поставил на столик бокал с шампанским и направился к парню.

Гарри, услышав шаги, повернулся к нему. Северус заметил, как мрачное выражение сползло с его лица, и в усталых глазах промелькнуло что-то похожее на радость.

– Тебе домой пора. Ты выглядишь страшно усталым, – ровным тоном произнес Северус, и сразу же понял, что сморозил ужасную глупость. Поттеру некуда идти. Впрочем, мальчишка не огрызнулся в ответ, и не потерял самообладания, но радость исчезла бесследно, и его лицо снова не выражало ничего, кроме опустошения и боли.

– Ага, – выдавил Гарри. – Я бы тоже хотел домой.

С неожиданной решимостью Северус набрал полную грудь воздуха и предложил:

– Слушай, ты можешь пока поселиться у меня. В моем доме хватит места для двух одиноких мужчин, а… ты же мне все-таки родственник…

Гарри резко отвернулся, уставившись в дальний угол зала.

– Мне не нужна твоя жалость, – с неестественным спокойствием ответил он.

– Я не жалею тебя, Гарри, – возразил Северус и осторожно прикоснулся к его напряженному плечу. – Ты прекрасно обойдешься без моей жалости. У тебя хватит на это сил. Но я подумал, что… пока ты не определишься со своими планами на будущее, ты мог бы пожить в Мортгейт-Лэйр. В любом случае, – он проглотил комок в горле, – этот дом перешел бы к Хизер… Это твое наследство.

Гарри так же резко повернулся к нему.

– Не нужно мне никакого наследства. Ни дома на Гриммаулд-Плейс, ни Годриковой Лощины, и этот Мортгейт-Лэйр мне тоже не нужен. Лучше… лучше бы они вернулись. Люди. – Его зеленые глаза заблестели от слез. – Я не знаю, что мне делать дальше, – торопливо прошептал он, словно это было что-то постыдное. – Моя жизнь кончилась. Кончилась.

– Не глупи. Ничего не закончилось, – мягко сказал Северус. – Я хочу, чтобы ты переехал ко мне. Одиночество ни к чему хорошему не приведет. И ко мне это тоже относится. К тому же я действительно считаю тебя своим родственником. Раз уж… Хизер была мне как дочь, значит, ты мне вроде как зятем приходишься...

– Гарри, Северус. – К ним подошел директор. – Можно с вами поговорить?

Северус судорожно сглотнул и с тревогой взглянул на своего спутника. Он понятия не имел, какой реакции ждать от Гарри. В последние несколько часов после прибытия в Хогвартс (где все уже были на ногах и знали о поражении Темного Лорда) они так и не смогли поговорить с Дамблдором с глазу на глаз, если не считать очень краткого изложения последних событий, а затем общались то с одними людьми, то с другими, вежливо беседовали с сотрудниками министерства, давали интервью восторженным журналистам, и вновь и вновь пересказывали ту или иную часть своих приключений, не упоминая лишь о самом важном – о своих разговорах, и теперь оба валились с ног от усталости.

А у Гарри очень большой зуб на старика. Да, и у него тоже. Почти такой же большой, как у Гарри.

– Конечно, Альбус, – ответил Гарри устало, но с безукоризненной вежливостью. – Мы не перейдем в более тихое место?

Дамблдор кивнул и поманил их за собой. Вскоре они оказались в маленькой комнатке, примыкающей к залу, с двумя удобными диванами и мягкими креслами. Гарри рухнул в ближайшее кресло, а Северус присел на диван, положил ногу на ногу и скрестил руки на груди.

– Если можно, поскорее, Альбус, – холодно сказал он. – Мы оба устали.

Гарри расстегнул воротник рубашки и зевнул, словно в подтверждение.

Дамблдор кивнул, глядя на Гарри и Северуса печальными глазами.

– Я знаю, что мои слова уже ничего не изменят, но, прежде всего, я должен попросить прощения у вас обоих за… все те жертвы, которые вы принесли ради победы в войне. Простите меня. Прости меня, Северус, что я позволил тебе перейти на сторону Тьмы и воспользовался твоим желанием умереть…

Северус закрыл ладонями пылающее лицо.

– Не надо извиняться, Альбус. Я все понимаю.

– Если бы у меня был выбор…

– Я понимаю, Альбус. Пожалуйста, – голос Северуса сорвался. – Это не только ваша вина. Я и сам хорош. Я хотел мести любой ценой. И у меня хватило ума понять, что цель не оправдывает средства. Вы ведь не виноваты, что мой отец был подонком, что мы были бедны, и что я хотел вырваться из этой ситуации. Вы не всесильны. А я рад, что смог вам помочь. – Северус взглянул на него, нахмурив брови. – Давайте закончим на этом. – Судя по его голосу, продолжать он не собирался, и Дамблдор это понял.

– Но я бесконечно виноват перед тобой, Гарри, – тихо сказал он. – Я…

– Помните, директор, что вы мне однажды сказали? “Мое поведение было именно таким, какого и ждал Вольдеморт от глупцов, способных любить”. Я долго не мог вас понять. Я обвинял вас и ненавидел. Но затем, проникнув в разум Вольдеморта, в его темную душу, я понял. Я всегда верил, что вы в чем-то выше нас, простых смертных. Умнее. Всесильнее, как сказал Северус. Но я все-таки понял. Ваша единственная вина в том, что вы любили меня так сильно, что моя безопасность была для вас важнее, чем исход войны. Вы пытались защитить меня даже тогда, когда мне это было уже не нужно, когда я выучился на аурора и мог встретиться с Вольдемортом и остановить войну. Вы же знаете, что к тому времени я изучил окклюменцию, но все равно боялись меня потерять.

– Моя глупая опека погубила твою семью, – перебил его Дамблдор.

– Мою семью убил Мартиус Монтегю, – Гарри яростно покачал головой. – Вы всего лишь хотели защитить Северуса, когда дали ему эту информацию обо мне, а я тогда лежал в больнице. Я… сам виноват, что не доверился вам и не рассказал о том, что я женат. Я обижался на вас за то, что вы все пытались решать за меня, и не подумал о возможных последствиях.

– Я обманул твое доверие…

– Если бы я доверял вам, то рассказал бы вам правду о нас с Хизер.

Наступило молчание, и Северус задумчиво взглянул на Гарри. В глубине души он так сильно гордился парнем, словно был его отцом, а не человеком, портившим ему жизнь на протяжении многих лет. Неожиданно он вновь почувствовал боль от потери Хизер, но это было странное, почти извращенное чувство: если бы она осталась жива, он мог бы по праву называть Гарри своим родственником. А теперь Гарри, скорее всего, заживет собственной жизнью, и их странные почти дружеские отношения закончатся, хотя Северус совершенно этого не хотел.

Он был так поглощен новыми для себя чувствами, что прослушал кусок разговора между Гарри и Дамблдором.

Неужели он действительно хочет породниться с Гарри? А может, это просто внезапный порыв, вызванный радостью победы над Темным Лордом, или усталостью, или волнующими открытиями последних дней, или любовью к сестре и племяннице? Или все дело в том, что они выжили в ужасной войне, и у них обоих нет ни семьи, ни настоящего дома?

И самый важный вопрос: после всего, что произошло между ними, есть ли у них шанс стать… кем? Друзьями? Родственниками?

– …и более того. – Серьезный голос Дамблдора отвлек Северуса от раздумий. – Но прежде всего я хочу сказать, что ты можешь не торопиться с решением и имеешь полное право отказаться.

Неожиданно Северус понял, что это направление разговора ему не нравится. Ни голос, ни выражение лица старика не предвещали ничего хорошего.

– Три месяца назад я получил письмо от твоей тети.

Гарри сильно побледнел, и на его щеках выступили два ярких пятна.

– С ними… что-нибудь случилось? – со страхом спросил он.

– В определенном смысле, да, – вздохнул Дамблдор. – И новость не слишком приятная…

– Я слушаю, – решительно произнес парень и даже наклонился вперед.

– Четыре года назад твой кузен женился…

– Да, потому что его девушка залетела. Но я слышал, что они оставили ребенка у тети Петуньи, а потом развелись, где-то через год после свадьбы.

– Твоя тетя написала мне, что они с мужем отказываются воспитывать еще одного волшебника, и попросила, чтобы я забрал у нее ребенка.

– Волшебника? – удивился Гарри.

– Похоже, ребенок уже проявил свои способности. Я проверял: он внесен в список учеников. Через восемь лет он будет учиться в Хогвартсе. Он волшебник.

Северус заметил, что Гарри побледнел еще сильнее.

– Что вы сделали? – хрипло прошептал он.

– Я ничего не могу сделать, Гарри. Так я ей и написал.

Гарри медленно кивнул.

– Понятно. Я поеду к ним…

– Но не сегодня, – перебил его Северус. – Мы все трое известны своей склонностью к поспешным решениям. Сейчас мы отдохнем, выспимся, а завтра решим, что делать дальше.

– Но…

– Я согласен с Северусом. – Дамблдор встал. – Вам обоим нужно отдохнуть. Где ты собираешься остановиться, Гарри?

Парень неуверенно взглянул на Северуса.

– Я… если твое предложение еще в силе…

– Поттер будет жить у меня, Альбус.

Дамблдор взглянул на них с нескрываемым удивлением, но затем кивнул.

– Хорошо. И если вам что-нибудь нужно…

– Мы знаем, где вас найти, Альбус.

* * *

Проснувшись, Гарри долго лежал без движения. Он снова и снова прокручивал в голове события предыдущего дня, вспоминая праздник и радостные лица Невилла, Тонкс, МакГонагалл, и, к своему собственному удивлению, Уизли; они все были очень добры к нему, но затем ушли, оставив его в одиночестве… А потом Снейп пригласил его в свой дом, пусть даже и на время, и Гарри был ему за это безмерно благодарен. Он ведь даже не представлял, куда ему идти. Он чувствовал себя потерянным. А Снейп просто подошел к нему, и все сразу встало на свои места. “Я считаю тебя своим родственником”. Похоже, Снейп не шутил.

Комната ему понравилась, и хотя Снейп предупредил его, что здесь никто не жил месяцами, дом казался обжитым и очень уютным.

Встав, наконец, Гарри сразу же заметил сложенную одежду на стуле рядом с кроватью. Темно-зеленая мантия и белье – обычный костюм волшебника, но Гарри это не смутило: живя с Хизер, он многому у нее научился, и теперь ему приятнее было надеть волшебную одежду, чем маггловскую, хотя он и собирался сегодня поехать к тете. Он же волшебник, так чего ему стыдиться?

По правде говоря, он так и не решил, как ему поступить с ребенком Дурслей. Разве это его забота? Он просто хотел поговорить с тетей Петуньей, возможно, нагнать на нее страху, чтобы она обращалась с ребенком как следует...

Позже, стоя у двери дома по Привет-Драйв, он все еще был в растерянности, но в присутствии Северуса ему пришлось набраться храбрости и постучать.

Тетя, открывшая дверь, выглядела как обычно и явно почувствовала себя неуютно, обнаружив на пороге странно одетого Гарри с таким же ненормальным приятелем, но, не сказав ни слова, просто пригласила их в дом.

– Как я понимаю, вы приехали за ребенком, – сказала она, не тратя время на приветствие. – Можете забрать его сразу же…

– Что? – ошеломленно переспросил Гарри. Он приехал не за ребенком! Он приехал из-за ребенка! Но тетя не стала дожидаться ответа.

– Джейсон! – раздраженно крикнула она.

Дверь наверху скрипнула, и Гарри с Северусом дружно задрали головы. Из старой спальни Гарри вышел маленький мальчик, совершенно не похожий на Дурслей: он был худым, темноволосым и с яркими зелеными глазами, совсем как у Гарри… наверное, в бабушкину семью уродился.

Ребенок настороженно разглядывал двух незнакомцев, и в глазах у него было столько тревоги, что Гарри вдруг понял, что просто не сможет оставить его здесь.

Именно таким он и представлял себе своего сына.

И его зовут Джейсон.

Джейсон.

– Джейсон? – Он протянул руки к испуганному ребенку. Тетя открыла было рот, но Снейп каким-то образом заставил ее умолкнуть, и Гарри краем глаза видел, что его спутник смотрит на мальчика с таким же волнением. – Иди сюда, детка.

Мальчик робко шагнул вперед, но поскользнулся на натертой до блеска ступеньке и упал.

В следующее мгновение Гарри уже сидел рядом с ним. Мальчик не плакал, просто смотрел на него.

– Я Гарри, – сдавленным голосом сказал Гарри и помог ребенку сесть.

Они пристально глядели друг на друга.

– У тебя глаза зеленые, – неожиданно заявил мальчик. – И у меня тоже.

– Потому что мы родственники. – Гарри попытался улыбнуться.

– Ты мой папа?

Гарри замер. Он беспомощно взглянул на своего спутника.

– Да. Мы забираем мальчика с собой. Все документы мы оформим сами, но ваш сын должен подписать отказ от ребенка и выслать нам, чтобы Поттер смог его усыновить. – Слова Снейпа заставили женщину вздрогнуть от неожиданности.

– Это мой дедушка? – прошептал мальчик, невольно прижавшись к Гарри и с ужасом глядя на мрачное лицо Северуса.

Гарри сам не понял, как это случилось, но в следующую секунду ребенок был уже у него на руках. Он крепко обнимал мальчика, и слезы текли у него по щекам – не в первый раз за эту неделю. Мальчик не возражал – он обхватил Гарри руками за шею и с любопытством смотрел на высокого черноволосого человека, поднимающегося по лестнице.

– Тсс, не трогай его, – шепнул мальчик своему приемному дедушке. – Он плачет.

– Плачет, – с притворным раздражением буркнул Снейп и опустился на верхнюю ступеньку рядом с ними. – Нам домой пора. Мог бы и дома поплакать.

Но он не двинулся с места.

Так они и сидели втроем.

Жизнь не закончилась, – подумал Гарри.

Снейп… Северус… был прав. Его жизнь не закончилась.

Она только начинается.



Конец
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль http://harry-potter-fiction.mirbb.net
Спонсируемый контент




СообщениеТема: Re: Глупец (Fool),AU /Драма /Приключения || джен || PG-13   

Вернуться к началу Перейти вниз
 
Глупец (Fool),AU /Драма /Приключения || джен || PG-13
Вернуться к началу 
Страница 1 из 1
 Похожие темы
-
» Минусы к мюзиклу "Сны дождя или новые приключения Дюймовочки"
» Екатерина Савинова
» Воспоминания (миниатюра, хрень, драма)
» Ролевая покемон. Приключения тренеров
» Нужна помощь 2

Права доступа к этому форуму:Вы не можете отвечать на сообщения
Фандом Гарри Поттера :: Джен :: Приключения-
Перейти: